October 12th, 2016

china

БОЛЬШАЯ ИГРА

газета 450 2.jpg
Тревожные ожидания нашего времени снова и снова подогреваются сообщениями, по виду незначительными и как бы не связанными друг с другом, с разных сторон Ойкумены. Это даже не глобальные события вроде крестьянских мятежей в Китае, восстаний против Сасанидов на Кавказе, с которыми Йездегерд вскоре, видимо, расправится — Афрасиаб возвращается в Туран, ограбив и напугав вечного соперника. Самарканд празднует, продает драгоценные изделия из Ирана (см. полосу объявлений). Все это в порядке вещей.
Ничего чрезвычайного нет в медленном движении к западу огромной армии Бейбарса. Некоторые называют ее «ордой», по незнанию: нет, это правильно организованная дисциплинированная армия. Очередной кошмар надвигается на Европу, ничего нового. Отдельные отряды не спеша переправляются через Жаик, собираются в северном Прикаспии, чтобы с наступлением зимы перейти по льду, прочному как мрамор, огромный Итиль (Ра) и следующий за ним Дон и... что дальше? Что намерены они делать в Скифии? Потеснить гуннов, принудить их уйти в Паннонию, в пушту, или наоборот — предложить свои услуги страшному Аттиле, чтобы разделить с ним славу и добычу в неизбежном столкновении с последними защитниками Римского Мира?
Да и захочет ли Аттила такого союзника, очень уж похожего на соперника? Или от подобной помощи отказываться уже поздно?
Подобные вопросы явно волнуют не только наших корреспондентов. Мы наблюдаем усиление активности дипломатов, торговцев, посредников по обмену пленными, странствующих целителей, певцов и сказителей, словом, лиц, условно рассчитывающих на неприкосновенность. В число скрытых разведчиков входят и кондотьеры, якобы предлагающих свою жизнь и доблесть то одной, то другой стороне.

Один из таких персонажей, возможно самый яркий из них, называющий себя грузином по имени Амиран, недавно был отмечен среди непредсказуемых аланов Приэльбрусья, и там встретился якобы случайно с одним из лучших офицеров Бейбарса, нартом (аланом) Батрадзем. И якобы при этой встрече присутствовала некая легендарная дама, покровительница полулегендарного короля бриттов Артура. Но это уже явно фантазии. Хотя король Артур, как достоверно известно, недавно высадился с дружиной в Бретани, вступил в союз с королем Баном и сумел привлечь к себе и примирить автохтонных кельтов-галлов с грабителями и захватчиками норманнами. При этом упоминается прорицатель и волшебник Мерлин... что же, пусть Европа утешается сказками в виду неотвратимого кошмара.
china

БОЛЬШАЯ ИГРА

«Вестник Самарканда», вторая полоса.
Кто он, рыцарь Амиран?
Не так давно, напоминает газета, в составе византийского посольства ко двору Аттилы прибыл молодой воин, предположительно знатный грузин, недавно принятый в гвардию Феодосия II. Как принято в рыцарском кругу, он объявил себя пылким поклонником супруги императора, «василиссы», и настолько принял всерьез куртуазную условность, что на пиру в ставке повелителя гуннов из-за небрежного замечания одного из приспешников свирепого Аттилы устроил драку, превратившуюся в настоящее побоище.
Подробности в номерах газеты за конец августа - начало сентября 2014 г.
http://gern-babushka13.livejournal.com/2014/08/28/
http://gern-babushka13.livejournal.com/2014/08/29/ И вот пред витязем пещера...
http://gern-babushka13.livejournal.com/2014/08/30/
http://gern-babushka13.livejournal.com/2014/09/02/
http://gern-babushka13.livejournal.com/2014/09/06/

витязь 3.jpg
Газета публикует недавно обнаруженный в соцсетях снимок происшествия. Самое удивительное, что герою удалось не только победить толпу телохранителей и стражей, но и скрыться живым и невредимым — с помощью, как говорят, пленника-славянина. Чудесным образом он оказался потом во владениях Девы Озера, она же Сигрдрива, она же Фея Вопрошательница. Волшебница поспешила отправить его подальше, в Броселианд, к своему старому другу Мерлину. Там он участвовал в одном приключении, показал себя наилучшим образом, посвятил в рыцари нескольких подросших питомцев Мерлина и отправился оттуда к Аэцию, возможно с письмом или устным поручением.
Какое-то время он не давал о себе знать, но вот недавно посетил земли отважных, но непредсказуемых аланов, заключил братский завет со сподвижником Бейбарса, а вернувшись в Константинополь, встретился там (нет, какое совпадение!) с другим офицером того же полководца. Этот другой, персианин-христианин Новзер, отлучался из армии по семейным делам. В Иране, в самый разгар нашествия Афрасиаба, он разыскал семью и друзей-единоверцев. Их он убедил искать убежища в Восточной Римской империи, в виду неизбежного возобновления гонений. Случайно или нет, по условному знаку или амулету, Новзер узнал побратима своего боевого товарища.

Так кто же этот персонаж — непутевый искатель приключений или боец невидимого фронта?