September 30th, 2016

china

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЗАПАД

Неделю назад отправила бесстрашного Батрадза к переправе через Волгу. Чтобы не утруждать себя, не придумывать, что там происходит, заглянула в книгу «Странствия Лионеля...» - о! Там этот сюжет записан, видимо, очень поздно и надерган из Марко Поло, Рубрука, ибн-Фадлана и даже, кажется, средневековой «Александрии». Если не из «Битвы у Красной скалы» (Троецарствие). Местное население называется то скифами, то татарами, упоминаются также удмурты, чуваши, марийцы, славяне, древляне, акациры, хазары, половцы и песьеглавцы. Эти и многие другие народы в шубах на рыбьем меху штурмуют могучую твердыню султана Бейбарса - «Сарай», или ласково «Сарайчик». Корабли на веслах и на парусах бороздят огромный, как океан, Итиль, перевозя туда и обратно верблюдов, барсов и любимого слона Султана, подаренного ему императором Индии.


книга 2 книга 2
Туземцы устраивают засады в камышах, появляясь внезапно, окружают галеры на своих джонках и пирогах, осыпают градом стрел и берут на абордаж. Отважные латники Бейбарса, их называют то сарматами, то гуннами, иногда тоже скифами, поражают копьями свирепых полуголых дикарей, но, случись сорваться — увы, камнем идут на дно...

Потрясает эпизод с юношей (золотоволосым, конечно). Юноша стоял на палубе верхом на коне, как телохранитель своего отца (так сказано; подразумевается генерал Се, Сардар). Корабль окружила целая туча джонок. Пиратам была обещана огромная награда за голову этого великого китайского полководца, и вдвое больше за него живого. Корабль подожгли и потопили, панцирные защитники погрузились навеки в беспощадные воды, но и нападающие суда получили повреждения, несовместимые с дальнейшим пребыванием на поверхности. Осталась только одна лодка, на которую перетащили раненого сардара — он, конечно, отчаянно бился и перебил кучу акациров, но из последнего уже не смог вытащить меч — изнемог... В эту же лодку перепрыгнул на преданном Рахше отчаянный Лионель. По приказу «отца» он стал рубить корму пироги (или джонки), чтобы не сдаться живыми, но предварительно усадил в седло израненного полководца. Через несколько минут и это последнее судно начало тонуть...

И тут из красной от крови воды, усеянной разбитыми досками, трупами и оружием, прямо под копытами коня всплыл продолговатый остров, словно бы усеянный драгоценными камнями... Царь-Рыба, Великий Осетр, на миг приподнял над волной величавую голову, огромную, как у дракона, показал свой хвост, подобный крылу птицы Феникс... И если тут был кто живой, он мог видеть чудесным образом скользящий над водой силуэт всадника и стройного юноши, держащего коня под уздцы. В лучах заходящего солнца, конечно.