September 20th, 2016

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Ничего удивительного, что часть передового отряда Бейбарса оказалась на северном Кавказе. Пока основная армия не спеша переправляется через неглубокий Жаик и пасет своих коней, баранов и верблюдов в степях нижнего Поволжья, разведчики без особых трудов на лодках и вплавь преодолевают Волгу, повыше, там где теперь канал, а кое-кто уже и за Доном побывал и вернулся доложить. Что такого? Есть рыбаки с лодками и плотами. А если кто думает, что «редкая лошадь доплывет до середины Волги», то он ошибается. Это она до середины океана не доплывет.

Кстати, красивые фигурки, которые я вклеила на открытку с видом Эльбруса, принадлежат кисти известного художника Игоря Лотиева, увлеченного Осетией вообще и историей Е.И.В. особого конвоя в частности. За императором они ездили все-таки без луков.

илл 2.jpg
Стихийное собрание нескольких известных семей, а заодно присутствие двух эмиссаров могущественных сил Востока и Запада, могло бы стать поводом для Всеаланского Большого Совета, если бы не одна причина. Невозможно быстро приготовить столько пива, священного традиционного пива нартов - ронга. Хотя уборка ячменя закончилась и потребное в семейном быту количество сварено, грандиозный съезд этим не обойдется.
Следует добавить, что присутствие на съезде или выполнение постановлений — дело свободного выбора. Итак, большой сход назначили на день осеннего солнцестояния (24-25 сентября), чтобы известие получили самые дальние родичи.

С этим пивом-ронгом ведь что вышло? В этом вся суть нартского эпоса, истоки величия народа. Прародители народа, оказывается, брат и сестра...
Великая мудрая праматерь Шатана, у абхазов — Сатаней-гуаша, родилась чудесным образом у морской царевны, у которой было уже два сына, и старший стал великим богатырем. Прославился и женился, а красавица Шатана подросла, оглянулась по сторонам — нет ей жениха достойного, нет никого достойнее старшего брата. Ну и надумала... может, корни сказания уходят в зороастрийские времена, когда было так положено, а позже сказителям пришлось как-то объяснить скандал. Словом, Урызмаг отправился совершать подвиги, а жене велел через год к его возвращению приготовить пир на весь аланский мир. Красавица запасла угощения, так что кладовые ломились, «сварила для ронга славное варево, вот и заквасила, а оно не бродит. - Почему не бродит, что за диковина? Да разве впервые мне ронг заквашивать!»
Collapse )
Ладно. Сидят кружком седовласые ветераны с изрубленными лицами, за их спинами могучие чернобородые бойцы, а за теми стоят кольцом юноши с горящими глазами. И слушают речи почетных гостей. Первое слово чужестранцу, он же и прибыл раньше. Он повествует о мощи, мудрости и пышности Византии, о молодом решительном императоре Маркиане, о блеске его гвардии. Он рассказывает о свирепом повелителе Черных гуннов — зловещем Аттиле, к которому самые преданные из его служителей приближаются с трепетом, даже если явились доложить о блестящей победе; который убил старшего брата, справедливого Бледу, потребовал у императора выдать племянников, искавших убежища в Константинополе, и тут же, на глазах у посла, предал мальчиков жестокой казни; который изменил дружбе с наставником своим Аэцием; о самом Аэции, благороднейшем из мужей...