September 3rd, 2016

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Юная родственница поступила учиться на гуманитарный факультет и получила список литературы на первое полугодие: вся античка, от Гомера до Плавта, а может и еще кого. Позвонила в начале ночи. Список у нее потом попрошу, пока утешила, что Плавт — это маленькие похабные пьески, и мы перешли к Илиаде. Она ее неплохо знает, но требовала ответа: что они там делали десять лет и что при этом ЕЛИ? И что ели осажденные троянцы? Очень свежий подход, ей бы к наставнице на первом занятии... ну и еще о многом мы поговорили. Утром я вспомнила, что самое-то главное не сказала, и заодно скажу во всеуслышание:

Дорогие мои, прежде чем перечитывать Илиаду, вырежьте и выбросите целиком песнь десятую, а из песни второй — эпизод о Терсите. Это НЕ ГОМЕР! Это посторонняя, поздняя вставка!
В том и другом случае человек унижен. Терсит, горбатый и кривой, что-то вякает, Одиссей его избивает и обзывает, все дружно над ним смеются, он в слезах уходит.
Глава 10, «Долония», вообще фантастический эпизод, неуместный в реалистическом тексте Гомера.
Collapse )
Лучше всех сказал об этом один наш, можно считать, современник.
«Люди могут представляться нам отвратительными... среди людей могут быть мошенники, дураки и убийцы; и физиономии у людей могут быть подлыми и постными; но человек, в идеале, так велик, так блистателен, человек — это такое благородное, такое светлое существо... Идеал безупречной мужественности живет у нас в душе, в самой глубине души, так что даже потеря внешнего достоинства не может его затронуть; и он, этот идеал, в мучениях истекает кровью при виде человека со сломленной доблестью». Г.Меллвил, Моби Дик