July 20th, 2016

bearberry granny

А у нас...

Откуда эти розы? Зачем оне?

Если дочитать все поэмы про Дитриха Бернского, который нам не нужен, так, под руку подвернулся, то последняя - 8) Розовый сад. В этой поэме немецкий эпос сводит лицом к лицу двух своих любимых героев: Д. Б. и Зигфрида. В Розовом саду (знаменитом, надо полагать, двукратным роз цветеньем) Кримгильда, дочь короля Гибиха Вормского, устраивает сад, охраняемый 12-ю великанами, и вызывает Д. Б. и его витязей биться против Зигфрида и его спутников. Наградой победителям должен быть поцелуй красавицы. 12 поединков кончаются победой бернцев.

15 7 (2).JPG
Это возможно, конечно, только по ту сторону исторического правдоподобия и художественного вкуса. Вариант Валгаллы в эпоху куртуазного маньеризма или в Серебряном веке. Или немецкая попытка создать свой Броселианд.

15 7 (5).JPG
А в нашем захолустье, на территории ТЦ, вон какие розы. Когда-то такие можно было увидеть только в розарии на ВДНХ, специально ездили. А теперь — у входа в прогорающую лавочку... прогресс!
(Нет, вру. В аптеку).
britain

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

вожди перед Теодорихом.jpg
- Друг мой, - задумчиво произнесла Вещая Дева, - не напрасно ли вы столько времени скитались по кругам и спиралям, по лабиринтам времени, которые мы называем «тамплиерское метро», по дорогам Короля-Ворона?
- А вы, дорогая, перебирали струны времени в поисках гармоничных созвучий? Вы полагаете, надо было посвятить себя реальной политике?
- Не так примитивно...
- Мы думали о своих воспитанниках, которым предстоит выбор между очень плохим и абсолютно кошмарным...
- И не могли решить, какая из альтернатив какая. Рим или гунны...
- И вдруг увидели себя перед любовным, так сказать, треугольником...
- Перед ненавистью втроем.
- Но третью силу мы при этом всегда ощущали! Готы, конкретно — визиготы, они вокруг нас! И Теодорих, олицетворяющий ныне эту силу, у власти тридцать лет. Все это время он действовал решительно, завоевывал или осаждал города... Как впрочем и другие народы, вандалы, лангобарды, бургунды, франки, аламаны со своими вождями.
- Ныне короли этих народов приносят омаж Теодориху...
- Но все это время Аттила и Аэций были заодно, и вместе поддерживали какой-то приемлемый уровень турбулентности. Теперь они врозь, и спор между ними решится тем, на чьей стороне выступит Теодорих.
- В политике... или в сражении?
- Увидим...
- Возможно, стоило ранее... встретиться с ним, внушить ему... доверие, интерес...
- Думаю, это было бы бесполезно. Постоянное, длительное влияние на таких лидеров сохранить невозможно. Самое грозное, самое убедительное пророчество он отшвырнет, как назойливого пса. Он будет с удовольствием слушать мудрых, образованных, многоопытных старцев, но мнения их не примет во внимание, когда придет пора решать.
- Вы говорите с такой горечью...
- Я вспоминаю Артура...