July 17th, 2016

britain

АРФА БРИТАНИИ

- Не мог бы я до встречи с вашим новым знакомым, мадам, получить небольшое досье?
Вещунья некоторое время молча тянет нить и крутит веретено, приводя себя в легкий транс.
- Видимо, этот конкретный Теодорих – близкий родич Алариха... сын? племянник? зять?...
Нет, все-таки сын. Внебрачный.
- Аларих... Аларих...

Аларих въезжает в Рим.jpg
- Как, наставник? Вы не знаете Алариха? Того, кто взял Рим в 410 году?
- Наверно, знал, да забыл... В 410? Да я тогда еще работал домашним учителем у сэра Эктора Окраинного. Знаете, какая глушь эти милые английские окраины? Природа, охота, камин, старые добрые обычаи...
- Да-да. Так значит, визигот Аларих взял Рим после долгой осады – а Рим считался неприступным 800 лет – да и то ценой предательства. И понял, что сделал глупость. Ему нужно было продовольствие для армии, а римляне давно уже ели друг друга. Тогда у готов и возникла поговорка: «Не все бери, что плохо лежит».
- Умно.
- Особенно если учесть, что через год Алариха убили. Может, старые римские боги разгневались.
- Да... много есть в старого силах, как скажет поэт Хлебников, который будет жить после нас.
- После него королем стал его родич Атаульф. Он женился на пленнице Галле Плацидии, дочери римского императора и матери нынешнего. Через пять лет его убили. Выбрали королем некоего Сигерика, через неделю тоже убили. Выбрали некоего Валию...
- Убили?
- Не помню. Как только знатный гот становился королем, на него нисходило откровение, что с римлянами лучше не воевать, а заключить союз, а потом держать их в страхе, что вы готовы нарушить союз – и стричь купоны. А на остальных готов, и западных, и восточных, откровение не сходило, и они требовали вести их на Рим, хотя на Капитолии давно уже голодные волки воют...
- Прискорбно.
- А империя управляется из Равенны и Византия. Теодориха выбрали на общем собрании готов, и он правит уже 30 лет.
- Умен, значит.
- Не то слово...