June 16th, 2016

china

Записки выпавшего из гнезда

записки.jpg
Снова мой благородный друг, мой господин почтил ничтожного доверием, поведав о встрече с таинственным скитальцем царского рода. Встреча потрясла прославленного полководца и даже — он не скрыл этого — испугала. Он признался, что не может с уверенностью сказать, с кем он беседовал — с человеком необычайным или призраком. Господин глубоко встревожен предсказаниями, сделанными на Книге Перемен как бы в шутку. Вместе мы согласно восстановили гексаграммы, но кто же не знает, как различно они могут быть истолкованы... и все же в каждой есть черты риска. Да и кто мог бы в наше печальное время вообразить себе спокойное, надежное будущее для своих близких.

Образ «меча» в стихотворении, предназначенном отроку Лугайду, единственно поддается истолкованию. Мальчик на грани перехода в полноправные воины; притом, господин рассказал мне о загадочном слитке металла, предназначенном юноше. Видимо, время пришло достать железо из сокровищницы, найти достойного мастера, выбрать благоприятные дни — все простые, понятные действия. В остальном — неусыпно следить за событиями, ждать, примечать все необычное.

(Дальнейшее относится к моей работе в торговом доме и в газете. Господин Фируз вернулся очень скоро. Он добрался до крайней в нашем направлении почтовой станции, учрежденной Султаном Бейбарсом перед тем, как наш путь разошелся с основными силами, отправил срочное сообщение в Самарканд и вернулся. Предполагает учредить новую станцию там, где мы находимся сейчас. Между той и этой будет расстояние пробега хорошего скакуна. Замысел его — наладить торговлю с обитателями прибрежных зарослей, покупать у них отборную рыбу и доставлять ее в богатые города Согдианы. Зимой будет несложно везти замороженную рыбу, но он намерен изучить их способы соления, сушения, копчения и прочие. Он говорил так же о некоем местном кушанье под названием «кавиар», который отведал во время совместного пиршества, тогда как многие, и я среди них, не решились. Он рассматривает возможность, если вообще связь наладится, доставлять даже ЖИВУЮ рыбу самой скоростной почтой, с особыми подставами, к столу самых богатых и требовательных гурманов. Этого я вообразить не могу. Но господин Фируз сказал: из десяти начинаний удается как-то наладить два, они продержатся лет пять-десять, и хорошо, если из пяти останется одно. Тогда оно окупит все труды.
Какое счастье — знать, что хочешь делать, и делать это...
Он приглашает господина Мамбета и меня завтра на переговоры с рыбарями).