June 1st, 2016

china

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЗАПАД

Закат.jpg
Жизнь прекрасна. Друг, лев, Арслан не бросил, догнал, брел один по пустыне, лапы стер — по этому случаю решили задержаться на привале, тут же и ужин приготовить. Самые неуемные помчались наперегонки верхами к роще, фазанов пострелять. Лугайд не с ними, он мажет льву лапы бараньим жиром, выбирает из гривы клещей и колючки. Сначала напоил его, конечно, после полкабана и прогулки по жаре бурдюка много не показалось. Как стемнеет, будут наверно пляски под бубен, состязания, борьба. Меланхолия забыта. Жаль только, что они все удаляются от моря. Какое было море! Какие теплые волны! Какие в море рыбы!
Сначала-то решили задержаться, наловить и насушить рыбы в запас, но проводники убедили, что там дальше, по берегам рек, живут целые племена рыболовов. Они с радостью снабдят путников любым количеством рыбы, сушеной, копченой, соленой, в обмен на всякие разности, металла у них нет, тканей нет — да у них ничего толком нет. Лионель только приготовился блеснуть искусством. С Бабром и Бахрамом они сообразили хилый плотик из прогнивших обломков корабля на берегу, запаслись досками взамен весел, отошли за полосу прибоя, и тут начались чудеса...
Сети у них не было. Удочки тоже. Из жил для изготовления тетив они ссучили шнур подлиннее и привязали крючок — заветный крючок, подаренный Лионелю одной из летучих мышей, старых тетушек Тадариды. Этот крючок из засушенной лапки мыши-рыболова не требует наживки и удержит любую, самую крупную рыбу. Закинули на счастье — и начала ловиться рыбка, мала и велика. Еле успевали нанизывать на кукан. Хотели уже возвращаться, но тут кто-то вцепился в приманку мертвой хваткой и поволок добычников от берега. Мало того, он мотал влево и вправо жалкий плотик, который просто обязан был сию секунду развалиться. Спутники обхватывают Лионеля, упираются ногами в зыбкие доски, чтобы пойманное чудовище не сдернуло его в воду...

И тут чудовище вздымается из воды. Сверкающее, в радужной броне, в шипах, в потоке брызг, безмолвно нависает над тремя испуганными людьми. И Бабр, внезапно, как молния, прянув, вонзает дротик под рыбьи жабры...
Они все оказались в воде, которая алела от изливающейся крови, в которой судорожно изгибалось огромное тело и острый хвост молотил и вздымал пену... Наконец невиданная рыба затихла, и полуоглохшие, полуослепшие пловцы медленно повели к берегу остатки плота с привязанным к нему уловом. К счастью, их видели, и трое конных поплыли им навстречу.
И не пришлось Лугайду с друзьями больше порыбачить в море, и еще раз поймать невиданную рыбу.