May 24th, 2016

china

КНИГИ

Найденного в библиотеке М.Симашко я просмотрела и убрала повыше. «Маздака» читала давно, получила душевную травму и теперь открывать не стала. Начала роман о средневековом Иране «Искупление дабира», углубилась и с трудом выдралась. Здорово все-таки пишет! Ощущение автором места и времени примерно совпадает с моим: такая густая, тягучая кровавая халва — халва не тянется, ну скажем нуга или какая другая сласть. Рабство всеобщее, добровольное, экстатическое — а главный раб конечно всемогущий повелитель, раб своих рабов, своего сана, священного ритуала... Как Европа купилась когда-то на «1001 ночь» и долго еще грезила Загадочным Востоком? Вот скажем царь, как его звали — Шахрияр? - мог убить толпу женщин и продолжать убивать всю жизнь, но он не мог утром, зевнув, сказать Шахразаде: ладно, давай досказывай, в Диван сегодня не пойду, а намаз вечером совершу. Тут бы все и кончилось.
Нет, нам туда не надо. Тем более Византия что в V, что в XI веке примерно то же самое. В христианском варианте это практически невыносимо. В наше время, т. е. в 450 году, только что погиб грустный Феодосий II, и крутая сестра его Пульхерия плюнула и назначила императором Маркиана. И тоже все потайные переходы, плотные занавесы, шеренги придворных, яды, яды, свежие яды... никому нельзя верить, брат мой враг мой и все прочие радости. И если маздакизм еще впереди, в конце века, то гностицизм шурует по всей Малой Азии, да он и теперь никуда не делся, дает стране угля, как говорили когда-то, «мелкого, но много».
Лучше бы не поминать серого к ночи, но надо же как-то отделаться от сегодняшнего разговора о теософии. Что такое гностицизм, прочла вот в этой ма-ахонькой книжечке, потому что этим они, оказывается, жили и дышали, созидатели серебряного века, наше в какой-то мере тоже ВСЁ...

Петрушка.jpg