May 6th, 2016

china

лытдыбр

Май жестокий с белыми ночами, или лучше нету того цвету, когда яблоня цветет.

6 5 16.JPG
Еще только собирается, но очень уж активно.
Вот как скрутило наши яблони, что поделаешь, возраст - за 50, и последние 40 лет никто их не окучивал, не поливал, не подрезал, не подвязывал...

6 5 16 (5).JPG
Но она зацветет, можете не сомневаться.
Collapse )
china

СЛОВО ЗА СЛОВО

Когда дойдет дело до настоящей боевой схватки, мы постараемся воевать по Гомеру, а не по Вайшампаяне (легендарный сочинитель Махабхараты). Там, на Курукшетре, Поле Судьбы, как герой стрельнет из своего волшебного лука — сразу туча стрел застилает небо, и толпы врагов валятся друг на друга. Ответный выстрел противника производит такой же эффект. Так что на второй третий день поле битвы застлано трупами в несколько слоев. А Гомер каждого убитого называет по имени-отчеству, иногда и про маму расскажет. И друзья стараются тело унести, а враги — содрать доспехи.
До поры до времени, однако. Еще даже не Ахиллес, еще только Патрокл вышел на битву, и очень скоро перестают «товарищей считать». Не до того.
Так что, пожалуй, Каталаунские поля ближе к Курукшетре... и пусть нам Шакра в ночь перед сражением продекламирует «Бхагавадгиту», как Опенгеймер во время испытания первой атомной бомбы. «Ярче тысячи солнц»... может в нашем переводе это звучит иначе.

Что касается авторства Вайшампаяны, который считается автором... то маленькая желтенькая Махабхарата начинается так: «Некогда собрались на лесной поляне мудрецы-отшельники и обратились к Саути, певцу древних сказаний...»

Махабхарата.jpg
Но Саути — не фамилия, это не предок и не родственник английского поэта. В другой книжке, в розовой, с переводом в стихах Липкина, говорится:
«Послушайте суту, он - царский возница,
В душе его правда преданий хранится
Спросите у суты, расскажет о многом
Красивым, певучим, размеренным слогом».
Обязанность хранить память о великих деяниях возлагалась на сословие «браздодержцев» (Гомер, Гнедич).
Славный возничий начинает рассказывать эпизод о Жертвоприношении змей, включающий эпизод о ссоре змей и птиц, включающий рассказ о том, как боги и асуры сбивали океанскую воду, как масло, чтобы получить опьяняющий напиток сому, а также многие другие рассказы, и когда всех почти змей уже сожгли, появляется, как рассказывает сута, мудрец Вайшампаяна, и начинает рассказывать царю о происхождении его рода, чтобы отвлечь его от жертвоприношения и сохранить хоть какое-то количество змей в интересах экологии. Вайшампаяна сразу предупреждает, что эту повесть он услышал от легендарного мудреца Кришны-Двайпаяны Вьясы (не путать с Кришной, возлюбленным Радхи, и еще одним Кришной, героем Махабхараты, другом Арджуны и его возничим в битве на...)
Вот как раз о битве на поле Куру повествует еще один сута, история сохранила даже его имя — Санджая. Его рассказ занимает 5-6 книг, если не больше. Но все равно его рассказ включен в повествование Кришны-Двайпаяны Вьясы, включенное в повествование Вайшампаяны, включенное в повествование сказителя, ошибочно названного Саути.