April 10th, 2016

china

Записки выпавшего из гнезда

Ни малейшей мистики. Хотя несчастные персы восприняли это именно так. В паническом бегстве они потеряли друг друга, коней, дорогу и отчасти разум. Те двое, что смогли попасть к своим, доложили командиру Завери, что видели в степи несметную конницу мертвых скифов, разбуженных святотатцами, осквернителями могил. Видели, что произошло с этими святотатцами... А возглавляет войско сама царица Томирис, победительница великого Кира...
Новзер убедил земляка и дальнего родственника присоединиться к войску Бейбарса. Без особого труда. Не все ли одно кондотьеру, за кого и за что воевать?
Так вот, богатырь Шухай после сказочного выигрыша даже ложиться не стал. Дареного коня он тут же начистил, как медную дверную ручку, кстати конь был светло-рыжий без единой отметины, обрядил его со всем тщанием во все царские прибамбасы и на утреннем разводе поднес, т. е. подвел, самому полководцу Бейбарсу. Тот принял дар благосклонно, что могло означать только одно: одобрение притязаний на руку его дочери, прекрасной Алтынай.
По обычаю казахов, при перекочевке семьи впереди едет нарядная девушка на выданье. Наверняка так ведется со времен древних тюрок, хунну, а то и сарматов. Хотя Золотая Луна теперь просватана, но об этом формально не объявлено. В дальнейшем она будет ехать рядом с мужем, в бой тоже.
Но в нашей кочующей державе происходят и менее значимые события.


Мой господин был очень занят все последние дни. Когда же он выбрал время для беседы со мной, я счел себя обязанным сообщить о предложении, сделанном мне господином Маметом, переводчиком фирмы «Крылатый Дракон», относительно сотрудничества моего в работе фирмы и в издании газеты, и о своем отказе. Сардар, показалось мне, огорчен.
- Моя вина, - сказал он, - как я мог оставлять вас так долго в заблуждении? Вы по-прежнему считаете себя рабом! Но не судите грубого солдафона, который много лет слышит и произносит только приказы! Не только советую, но даже прошу вас принять предложение. Вы сможете узнавать новости о нашей несчастной родине, и, если сможете сделать это, не нарушая обязательств, делиться со мной...
Боюсь, я прослезился.
- Друг мой, как ни драгоценно мне ваше общество, если бы вы пожелали вернуться в Поднебесную, я сделал бы все возможное, чтобы помочь вам в этом...
К счастью, господина в этот момент отозвали, и я мог рыдать, не смущаясь.