March 31st, 2016

china

ПУТЕШЕСТВИЕ НА ЗАПАД



О, весна без конца и без края!
Без конца и без края мечта!
Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!


Свой отказ от классного сюжета я оправдала недостатком пиитического воображения. Но славный Шакра от этого только выиграл. Вполне легально и торжественно полученный в награду породистый конь, обряженный по скифской моде конца прошлого тысячелетия, в рогатом налобнике, в чалдаре из барсовой шкуры, с уздой с кистями, цепочками и золотыми псаллиями в виде конских головок и прочими излишествами, конечно, лучше сомнительного клада, который приходится скрывать, прятать, пытаться сбыть, в результате сбыть за бесценок и всю жизнь потом опасаться проклятия усопших.

Только эту царскую награду беззаботный раджпут проиграл в тот же вечер.
В кости. Богатырю Шухаю. Шакра, как все его единоплеменники, страстный игрок (см. например «Наль и Дамаянти» в красивом переводе Жуковского), но до недавних пор буквально наступал на горло собственной богатой натуре, когда, спасая семейную честь, добывал приданое сестре нелегким трудом наемника. Тогда на кону стояла его собственная жизнь, правда она и потом с него не слезла.
Теперь он сам себе господин и может предаваться любым порокам, но пока случая не было. А тут, счастливым триумфатором, идет он через лагерь, за ним ординарец ведет жеребца сказочных статей, другой подчиненный несет на голове уложенный конский убор. Очень дорогую сбрую обладатель намерен вручить на сохранение казначею, коня отправить в табун военачальника, чтобы воспользоваться этими сокровищами в какой-нб торжественный момент. А тут рядом на кошме приятель Шухай, развалившись, лениво поигрывает в кости с одним из нукеров Бейбарса.

Шакра остановился глянуть, и...
Мы-то всегда думали, что в кости играют на чистую вероятность, но в индийской литературе эта игра — высокое искусство, в ней есть специалисты, есть придворная должность игрока, вот например Наля кто-то научил искусству счета, и он сразу хлоп — и отыгрался. А то ведь скрывался, в бега ударился...
Нас, помнится, кто-то учил играть в «покерные кости», там можно было набирать комбинации, да, нужно было соображать. Ну, это всякие Упанишады, Шухай играл по солдатски, как Атос по выходе из погреба с каким-то испанцем, и ему везло, как испанцу, а Шакре, как Атосу, не везло и не везло! Шухай несколько раз просил поменять кости, чтобы не заподозрили чего, и все равно выигрывал, как Чарнота. Вокруг них собралась плотная толпа, и люди все подходили, и делали ставки между собой — на один бросок, на дубль, на три, на всю игру, - а Шакра проигрывал пряжку за пряжкой, бляшку за бляшкой, и удваивал ставку раз за разом, и оставался все таким же беспечным, спокойным и румяным. Ночь была на исходе, когда он поставил жеребца против всего драгоценного убранства, уже проигранного — и проиграл.
Все вокруг замерли. Шакра встал, потянулся и зевнул.
- У нас в семье, - сообщил он небрежно, - один вот так вот проиграл царство, четырех братьев, жену и себя самого. Что потом было!
Он махнул рукой и отправился спать.