March 25th, 2016

china

Записки выпавшего из гнезда


Мы снова в пути. С утра мы бежим от солнца вслед за своей тенью, потом теряем ее, а вечером, усталые, тщимся догнать уходящее солнце, и тень наша тянется за нами...

Я уже чуть менее глух и нем среди говорящих. Я усердно выспрашиваю названия и понятия у своих учеников, и они усвоили достаточно китайских слов, чтобы ответить на мои недоуменные вопросы. Юная госпожа лепечет очаровательно и очень бойко, но не могу же я спрашивать девочку о цели наших передвижений. Пока мне удалось понять смысл азартной возни принцессы, ее брата Бахрама и его друга Лугайда с двумя роскошными сумками, которые были так искусно и сложно завязаны, что на распутывание шнуров и узлов ушло не меньше часа. Дети при этом так веселились, что малышка просто падала от смеха.

Сумки оказались набиты сладостями, повидимому, присланными с пиршественного стола владык. Мальчики дали мне понять, что это еще и награда за их участие в пленении осквернителей гробниц и что они поделятся лакомством с медведем, а льву взамен поднесут баранью ляжку. Они пытались угостить и меня, я отшутился, поблагодарил и отказался.

Как странно, в этот же день мне пришлось отказаться от более серьезного предложения. Господин Мамет, переводчик, владеющий китайским на уровне торговцев и караванщиков, неожиданно заговорил со мной о делах своего торгового дома. Он сказал, что сейчас их связи с моей родиной восстанавливаются, торговля оживляется, и потребность в образованных людях, умеющих прочесть и составить деловой и юридический документ, растет. Он сказал, что мои услуги такого рода были бы очень хорошо оплачены. Кроме того, в связи с восстановлением восточной, китайской ветви караванного пути, иногда именуемого Шелковым, они предполагают выпускать свою газету «Самаркандский вестник» еще и на китайском языке, и предложил мне должность собственного корреспондента и одновременно редактора китайского издания.


И дал мне подержать в руках один из старых номеров газеты...

Разумеется, я немедленно отклонил эти неожиданные и очень лестные предложения. Я не принадлежу себе, мое время, мои способности и сама жизнь во власти моих благородных и милостивых хозяев. Если, однако, не в ущерб моим обязанностям и с разрешения госпожи и господина, я смогу быть ему полезным моими скромными познаниями, исключительно по дружбе и, конечно, без всякого вознаграждения...