March 23rd, 2016

china

Записки выпавшего из гнезда

Господин вернулся в лагерь, объехал отдыхающее воинство, ужинал у своего бродячего очага, а перед закатом пригласил меня разделить с ним счастье, доступное только китайцу — пешую прогулку вдвоем...


Мы удалились в степь, особенно яркую в угасающих лучах. Традиционно мы не говорили ни о чем обыденном, сиюминтном, пошлом, преходящем. Мы немного пошутили, что поэзия воспевает природу в образе гор и потоков, а беспредельность пространства, ничем не нарушаемого, заставляет онеметь мысль, привыкшую искать опоры в словах великих. Что клики стай в недоступной высоте возносят душу, но сколь утешительней было бы услышать шелест бамбука...

Пара гусей пролетели совсем низко над землей, устало взмахивая крыльями, и господин, вздохнув, сравнил их с нами, отбившимися от стаи. Если бы он не прочел тех строк, которые прозвучали здесь же прошлой ночью, я, может быть, не решился бы рассказать о своем видении. Но теперь рассказ вырвался из сердца помимо воли...
Господин поразил меня. Он замер, побледнел, потом закрыл лицо руками и опустился на колени. Я, конечно, тут же скорчился на земле рядом. Мне кажется, он молился...

- Вы видели последнего принца династии Сыма, - сказал он, наконец, тихо, но спокойно. - Может быть, это был призрак, не знаю. Кажется, если его нет в живых, дух его должен охранять одну одинокую могилу в пустыне, далеко отсюда.
И господин поведал мне горестную историю сватовства Мэнсюня, царя хунну, к дочери императора, несравненной Ушуан, о её чудесном спасении от почти неизбежной гибели, о счастливой семейной жизни отважного вождя и прекрасной принцессы, о грозных событиях, сокрушавших державы одну за одной, о бегстве через Турфан и Карашар, о рождении дочери и горестной смерти матери, о судьбе, что бросила драгоценную крошку в движущийся поток варваров, влекомых непонятной силой туда, в Закат...

Доверенную мне повесть, надеюсь, сохранит безотказная память начетчика, пока я не смогу перенести ее на бумагу и доверить кому-нб, кто сумеет пережить то безвестное и неизбежное, что нам предстоит...