February 27th, 2016

china

лытдыбр


"Те самые буддисты".
Мы гуляли по Рождественскому бульвару. Нас было много. Было солнце и вертолет.


(Он есть на этой картинке. Ищите!)


Никто нас не убил, не побил, не забросал зеленкой. Это очень хорошо!
china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН


Полководец колеблется. Купленного раба он спросил бы доброжелательно: как тебя звать? Человека с таким лицом, бедно одетого, он спросил бы: как ваше имя, почтенный?
- Приветствуй господина, - говорит хозяйка, - и назови себя.
Пленник падает ниц перед великим вождем.
- Ничтожный раб господина уже много лет позорит достойное имя Бао...
Столичный выговор, культурные интонации...

- Слышу божественный звук ханьской изысканной речи...
Произносит сардар чуть дрогнувшим голосом
- Князя великого тень чую смущенной душой...
Отвечает пленник, не разгибаясь. Генерал Се, поспешно преклонив колено, поднимает гостя.
Генерал процитировал строчку из поэмы о китайском полководце глубокой древности, попавшем в плен к варварам, пасущим овец и встреченным послом китайского императора. С этими словами униженный и забытый на родине герой обратился к послу. Поэму сочинил поэт Бао Чжао, современник и друг великого поэта Се Линюня, знатного вельможи («Князя») и родственника генерала — на что и намекает бывший раб. В дикой степи, среди многоязычных свирепых варварских орд поэт узнает поэта.
- Ты хорошо сделала, - говорит старый воин жене, и она замечает странный блеск его глаз. - Я поговорю с ним, когда будет время.
А время не ждет... он быстро покидает шатер.