February 4th, 2016

conic

Конь всего дороже

Конь.jpg
(Чтобы вы поверили, что такая масть бывает, ее не Фирдоуси выдумал. Бахтияр у Бахрама – караковый).

Возвращение проказников обернулось триумфом.
Ребята ехали медленно, чтобы разгоряченные лошади отдышались. За крайними юртами они остановились, спешились и хорошенько растерли своих скакунов пучками сухой травы и снегом, и те заблестели, как шелковые, приободрились, подтянулись и вошли в стан легкой танцующей рысью. Первый же встреченный воин оглядел их изумленно и придержал коня.
- Это тот мальчик, которого Сардар привел из леса? – спросил он.
- Да, его зовут Лугайд, он мой друг, - важно ответил Бахрам.
- На ком же это он сидит?
- На сыне Безрассудной, не видишь разве?
- Да как же это?..
- Он его объездил. Только что.
Мальчики не добрались еще до ставки Сардара, как там все уже знали, что неподдающийся взнуздан, покорен и усмирен светловолосым лесным жителем, от которого следует, очевидно, ждать и прочих подвигов. В таком статусе, ни о чем подобном не подозревая, наш герой, приглашенный вместе с Бахрамом в шатер его матушки, предстает перед сухощавым ученого вида господином – секретарем, толмачом, советником знаменитого торгового дома, и тот обращается к нему с латинским приветствием...

Сразу скажем, это не совсем та латынь, которую впитал сиротка у колен Мерлина, но он понимает и отвечает со всей возможной вежливостью.

Чтобы не забыть – все секретари и толмачи известного торгового дома, спутники караванов и воинских отрядов, являются также внештатными корреспондентами газеты «Еженедельный Самарканд, или Marakanda Weekly».