January 24th, 2016

бронзовый медведь

СВЯЗЬ ВРЕМЕН


Из темного леса навстречу ему...

Лугайд-Лионель вдруг мучительно понял, что ЭТИХ дорогих друзей он не увидит никогда. Никогда. О Мерлине, о мальчиках, воспитателях — он думал так только в полном отчаянии, когда не верил, что выйдет на свет, вернется к жизни. Он и сейчас надеется, ему кажется, что так или иначе он идет к ним. А мудрый Палдуде, отважные охотники... Хорошо, что с ним пойдут Уоллоу (или Уоллох, или Уоллоф - «волк») неандерталец (умелец), умник-кроманьонец Бабр («Барс» - он одет в шкуру барса), и юный хоббит Шурри. Он правда юный, не по Толкину, до сорока ему далеко. Ну и конечно Топтыга, славный пещерный медведь, и лев-сирота.

Ничего, ничего не пожелали взять в обмен на сокровища послы Затерянного Мира. Еле-еле, со слезами умолил Батрадз дорогую матушку взять на память крошечный серебряный талисманчик. Она приготовила, в надежде на встречу с сыном, роскошный — халат? Кафтан? - из нежнейших кротовых шкурок, отороченный горностаем. Ни один шах-падишах, царь-император тех лет не удержался бы от зависти, доведись им взглянуть на это одеяние. А может, кому и доведется!

Последней отбыла семья сардара, жена и приемные дети, с эскортом дружинников. А сам великий воин медлит, не поворачивает коня им вослед, пока расставшиеся провожают глазами уходящих близких. Все, скрылся в заснеженной чаще последний хоббит, пора... но на месте ушедших возникает столь странная фигура, что все замирают.
Человек-птица приближается. Он идет как-то странно, но быстро. Генерал, Лугайд и Батрадз , побуждаемые неосознанным чувством, трогаются ему навстречу.

Они сходятся посреди реки. Высокий, страшно худой старик в птичьей короне начинает говорить. С трудом, но Батрадз улавливает как будто знакомые слова самодийского языка; старик протягивает сверток старой горелой кожи. Кажется, он убеждает взять этот предмет. Он поднимает его, обращаясь к генералу. Вдруг оборачивается к Лугайду, протягивает свое подношение ему, речь его становится убедительной, даже как будто ласковой. Глаза юноши и старика встречаются. Мальчик оборачивается к начальнику, спрашивая взглядом разрешения, но он уже протянул руки, и старик кладет в них сверток. Он продолжает говорить, он радостно восклицает, он, кланяясь, отступает назад. И, пока все глаза невольно обращаются к Лионелю, исчезает в чаще.

«Что это может значить?» - размышляет каждый, возвращаясь к последнему костру на стоянке. Осталось только забросать его снегом. Тогда после хорошего снегопада, а он похоже начинается, никаких следов множества людей и животных не останется на берегу Черного Иртыша.

У огня на снегу сидит огромная птица.