December 19th, 2015

china

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Затеяли мы тут одно дельце. Мы его затеваем периодически и бросаем: пробуем разобраться с книгами, обычно одновременно с уборкой. Очень уж их много! Идеология книгонакопительства серьезно меняется. Раньше была в них надежность: захоти что-нб про что-нб узнать, а вон оно стоит на полке. Книжку тогда купили, просмотрели и убрали. Но это неправильно! Книга должна работать! Переходить из рук в руки! По крайней мере несколько раз! Конечно, периодически фильтруешь, относишь лишнее в библиотеку. Но, во-первых, нашему спальному району столько книг не вместить; во-вторых, многое довольно специальное...


Конечно, милые сердцу не считаются: одну кто-то хороший подарил, другую с какой-то особой мыслью приобрели, часть осталась от давних времен. Это пусть внуки потом разбираются. Но хотелось бы... что хотелось и что из этого вышло, потом. А пока про художника В.В. Переплетчикова. Про рваненькую, без конца, с надписью «Моей северяночке. 20 мая 1917».
«Северяночка» - это наша бабушка, Валентина Витальевна Попова (Герн). Книжка вышла в 1917 году, подарил ее любящий муж. Они потом расстались. Бабушка была из-под Архангельска, о тех местах написал Переплетчиков небольшую книжку. Об удивительных, тонких сказочных пейзажах и темной жизни темных людей... Как ни странно, она ни разу не была переиздана.


Довольно забавная история, как это все начиналось.
«Крупный промышленник и финансист, организатор Московского купеческого общества, общественный деятель-славянофил и публицист Ф.В. Чижов, воодушевленный
Collapse )
И многие русские художники просто заболели Севером. Вот и Переплетчиков Василий Васильевич.


На протяжении двенадцати лет (1902 – 1914) ежегодно каждое лето он отправлялся туда, «вооружившись» этюдником и записной книжкой, побывал на Белом море, Северной Двине, Сухони, работал в Архангельске, Гороховце, Усть-Пинеге, Ухтострове, Курострове, жил в Сийском и Красногорском монастырях.
«Кругом — светлая тишина. По жемчужно-бронзовому небу кто-то смело и свободно провел голубовато-синюю полосу, а ниже — золотисто-зеленую, и все это отразилось в могучей реке, - отразилось мягко и нежно, как сон, как далекое воспоминание».
Collapse )
Вот бы эту книжку взяли да издали. К столетию первой и единственной публикации в 1917 году.
Сам Переплетчиков умер в 1918.