December 1st, 2015

homo habilis

ДЕНИСОВА ПЕЩЕРА

Племянница мудрого Палдуде, цветущая хоббитуша средних лет, расторопная хозяйка — в юности она вышла замуж за славного алана Хамыца, родила ему сына и бросила и мужа и сына, сбежала к родным, оставив нартам на память сказку о царевне-лягушке, - показывает юному Лионелю свою заветную укладочку. Она снова замужем за домовитым уважаемым хоббитом, у неё три сына, старшему 17, и две дочки. Укладочка — нет, это не деревянная резная шкатулка, она сделана из плотной кожи с тиснеными узорами, с инкрустацией из раковин и звериных зубов, имеет форму бочонка с крышкой, или берестяного туеска, основной емкости в хоббичьем обиходе. Хоббиты достигли совершенства в обработке бересты, их походные сумки кажутся шелковыми или замшевыми, они не расстаются с туесами и даже на голове носят высокий берестяной колпак. Случись неожиданно далеко от дома разводить огонь, отмотал ленту — растопка готова. Она же бинт для перевязки, она же веревка хворост связать, да мало ли.
А в драгоценной укладочке хранится маленький кинжал с позолоченной рукояткой в зверином скифском стиле, тоже в кожаных ножнах, но совсем не здешней работы. С металлическими вставочками. И золотой венец с подвесками. И кольцо с геммой.


Любимый ученик Мерлина показывает свои сокровища. Пояс и ножны с мечом все уже видели, но мельком, и теперь разглядывают с жадным любопытством. Трилобит-мобильник не так интересен: он бездействует, а всякими странными камнями их ребятишки играют по берегам рек. Гребень — да они сами такими пользуются. Лионель с трепетом достает свое волшебное зеркало, полированный кристалл. Страшно: вдруг кто-нб глянет и пропадет? Или он сам чудом перенесется совсем в другое место, вот как сюда попал, а ему не хочется, он здесь прижился, подружился...
Он старается не взглянуть ненароком, но... блестящая грань исчезает, углубляется, и в ней сияет такое знакомое личико. Оно сменяется живой подвижной сценой: лошади, всадники, воины, женщины, красиво убранный белый верблюд. С верблюжьего седла в руки человека с повадкой и осанкой вождя соскальзывает ребенок — подросток — мальчик — девочка... вождь прижимает к себе милое существо, и все вокруг смеются, радуются, разговаривают, спрашивают, отвечают...


Лионель вдруг понимает все, что они говорят! Не так, как медведей и неандертальцев (язык хоббитов он почти выучил), он просто слышит знакомую речь!
Ну еще бы. Слушала по наводке дочери лекцию В.Иванова о индоевропейских языках. Он так, между прочим, сказал, что тохарский язык (язык шелкового пути, еще почти чуть живой!) похож на кельтский.
- Как доехали? Все ли здоровы? Лошади целы? Разбойники не нападали? - Нет, нет, все отлично! Всем горячие приветы из Пенджикента!

- Это он! - вскрикивает хозяйка, заглянувшая в кристалл из-за плеча Лионеля. Она кого-то узнала среди воинов.

- Я знаю, где это! - восклицает старый Палдуде. - Вот обрыв, вот распадок, вот лес. А это их дома такие...

- Это не он, - смутилась вдруг Быценон, - это он, сыночек... ему сейчас столько же... Батрадз его назвали тогда, может теперь по другому... - и глазки Быценон заблестели от слез.

- К старому Махай-Лапой сын вернулся! - вбежал с улицы младший ее сыночек Иртыш, неслышно ступая мохнатыми лапками.