November 3rd, 2015

homo habilis

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

карта 7 пути человека.jpg
Можно считать доказанным, что человечество в его современном виде произошло отсюда, где крестик. Скорее всего, Вавилонская башня возвышалась тоже где-то на Алтае. Она была сложена из грубых глыб без следов орудий, и когда ее бросили, развалилась при первом же землетрясении. А строители разошлись, и ох как долго потом ничего каменного не строили. Обходились сухим тростником, шкурами, лапником и жердями. Многие уносили с собой огонь, и кто знает, сколько еще веков где-нб на Таймыре горел ПЕРВЫЙ ОГОНЬ.
До самого Таймыра огонь донесли Нганасаны. Они, наверно, шли впереди, дошли до моря и остановились. Тогда и все другие остановились, кто где был. Поэтому Нганасаны сохранили самую первую главу всемирной истории. О том, как все стало быть, чего прежде не было.

Жил самый первый человек по имени Ня.
Вполне единственным он был
под стылым солнцем ледяным,
ни травы, ни птиц, ни зверей. И очень холодно.

Нет ни собаки, ни жены,
ни друга, вовсе ничего,
Ов, деу-деу! Это ль жизнь?

деревья.jpg

То же землетрясение, которое обрушило Вавилонскую башню, произвело еще ряд катастроф, и отрезало от большого мира с его переменами, миграциями, мутациями, смешениями и завоеваниями живописный горный регион, и вместе с ним горы, леса и озера. Там и сохранились Первоязык и Первознание. Мы то и дело узнаем их в своих культурах. Разве мы не мыслим «древесно»? «Растекаться мыслию по древу» значит ведь мыслить системно, выделяя центральный ствол, ведущие к нему корни и расходящиеся от него ветви?
"Бореальный праязык" - на нем и общались в Денисовой пещере, от него и пошли "Ностратические", т.е. "нашенские", языки. Загадочным образом кетский язык, на котором записали "Кайгусь", принадлежит не к угорской или самодийской семье, а к картвельской, к ней же относится чеченский. Впрочем, это оспаривается.
(вот еще на тему "мотив дерева в искусстве и науке")
Collapse )
Что-то замешкались неандертальцы. Давно настоялась медовуха на голубике, грибов натушены котлы, рыбы копченой гора, сладких луковок саранки целые блюда. Правда, что торопиться? «Когда Пурхан создавал время, он создал его достаточно». Темнеет. Разговор замирает. Хоббиты зевают, а Лионель не хочет уходить в дом. Все не может нарадоваться, что перед ним простор бесконечный, а вверху бездонное небо...
То-есть нет конечно, вверху Верхний мир, Небесный Алтай.
Откуда-то из темного неба спорхнула Тадарида, пристроилась на плече, попищала, как ей весело с товарищами. И умчалась ловить мошек.