June 13th, 2015

britain

ЛЕС БРОСЕЛИАНД

Мордред совершенно обессилен, он не ел и не пил трое суток, но отказывается сделать глоток воды. Он бьется в сухих рыданиях, корчится на земле, словно хочет зарыться в неё.
К нему не подступиться. Лионель очевидно погиб. Как? Где его тело? Наконец появляется Мерлин. Он кладет руку на голову юноши, и тот затихает. Ему подносят воду, и он пьет. Его обступают со всех сторон, только Алардайс в стороне сидит рядом с лежащим волком. Мордред говорит.


- Мы вышли на рассвете и пошли в сторону Гремячих Ключей. Мы не хотели идти далеко и не взяли собак. Мы шли и шли и ни разу не встретили дичи. И мы шли дальше, и ни один зверь и ни одна птица не попалась нам по пути. И нам стыдно было вернуться без добычи, и мы шли дальше через Рыбью Спину и Петушиный Гребень, и пришли в Ореховый Распадок...
(Мордред не говорит, что они ушли поговорить, и разве что стадо ланей привлекло бы их внимание. Они обсуждали вопрос, который занимал их все больше и больше: кто они? Чьи они дети? Кто их отцы? Конечно, они говорили и о своих мечтах, о славе, о будущих подвигах, но об этом говорили все, открыто, наслушавшись героических песен Элиота. В этих песнях герой всегда был «такой-то, сын такого-то» - из песни слова не выкинешь. Мальчики очень близки, они ровесники, и тайна происхождения роднит их, ведь многие мальчики просто помнят своих родителей).

- И мы увидели вдруг совсем рядом с тропой рысь-мать, которая кормила своего котенка. Она зашипела на нас и зарычала. А мы не хотели трогать её. Мы отошли в сторону, но она рычала и фыркала все громче. Мы стали отходить, и тут перед нами появился Рысь-самец, такой огромный, каких никто никогда не видел. Он был как медведь. Шерсть его сверкала, как золото, и узоры на ней переливались, как парча. У нас в усадьбе никогда такой не было, мы охотимся на рысей зимой, когда они серые и пушистые. А этот был как червонное золото. И такой большой!


- И Лионель сказал: Я добуду эту шкуру для учителя, и я сделаю её мягкой, как замша, и он будет укрывать ею свои ста... свои плечи.
И мы нацелили свои копья и пошли на зверя, а он смотрел на нас, а потом встал и пошел прочь. И оглянулся. И мы шли за ним и не хотели кидать копья, хотели поразить его в схватке, а он перепрыгивал с уступа на уступ и оглядывался. И мы побежали за ним и тоже прыгали, и почти догнали его у водопада, и Лионель замахнулся копьем, а Рысь прыгнул через водопад и вдруг его стало не видно. И я думал, что он скрылся в расселине скалы, и Лионель наверно думал то же, и он прыгнул с копьем и тоже пропал. И я прыгнул и стал искать их, и не нашел никакой расселины. И я ходил туда и сюда, и стучал в скалу, и хотел раскачать и отвалить какой-нб камень, но в скале не было даже трещины. И я поднимался на скалу и спускался, и...