May 12th, 2015

china

ИСТОРИЯ И ЖИЗНЬ

Петр Петрович Семенов прямо-таки на пальцах объяснил движение племён на торных путях народных переселений вдоль Иссык-куля, по северному и южному берегу, и долины Или, как по многоколейке, от II в. до н.э. до V века нашей. Как ослабеет Китай — гунны на восток, окрепнет — гунны на запад, а перед ними в панике усуни и юэчжи. Усуни владели Иссык-кулем и построили там дворец для китайской «королевы», который не уцелел, но остались каменные бабы мужского рода с усами. Были они индоевропейцы, кажется они-то и говорили на тохарском языке, и «остатки усуней следует искать между племенами... Большой орды, между которыми я... встречал изредка голубоглазых и русых... уцелело слово «усунь», которым киргизы Большой орды обозначают два из своих родов...»
Юэ-джисцы (юэчжи) были «темного монгольского типа», может скорее тюркского? Монголы еще впереди. Но вот как за полторы тысячи лет уцелели рецессивные блондины, пусть хоть редкие — генетическая загадка. Может, Алмамбет, друг Манаса, мог и правда быть «золотокосым»?

Султан Тезек, союзник Семенова П.П. в деле строительства Российской империи, производил свой род от усуней. Другой союзник, престарелый манап Бурамбай, называл своими предками «джикильских каганов» из урочища Кызыл-джар, «Красный яр», на реке Заука. В VII веке эти места посетил китайский путешественник Сюань-цзан, которого П.П. с большим уважением вспоминает, ни слова при этом не сказав о Сунь-укуне, Царе обезьян!
Collapse )

Картинка из калмыцкого «Джангара», но все кочевники наверняка так себе и представляют Утопию.

Что же до казахов с их тысячелетними родословными — какими калёными утюгами прошлись по их кочевьям кыпчаки, калмыки, монголы — а они всё помнят свои родовые владения, от и до, от V до XX, от летних до зимних пастбищ. Вот и П.П. Семенов собирается вернуть старому Бурамбаю «его родину и благословенные природой земли, бывшие больше тысячи лет достоянием его предков, а также чудные пастбища верховьев Яксарта (Сырдарьи)...»