May 1st, 2015

china

БУБЕН ТУРАНА

Всего-то позавчера описала меланхолический вечер у костра, где «пять ребят о чем-то молчат» под отдаленное гудение бубна, а раньше назвала свою интербригаду «Семь самураев». Зависит от того, как считать. Вождь всего похода, которому подчиняются начальники подразделений – «пятеро храбрых», другой дядя Афрасиаба-завоевателя (он недавно завоевал Иран, ненадолго конечно), прославленный воин – пусть он у нас носит имя Бейбарс, кажется так звали нескольких исторических героев, где-то даже читала, что от него произошло название «Бавария», а население этой Баварии от его дружинников. Сардар Се тогда только что вернулся от костра полководца: тот необычайно ценит опыт и познания генерала и его рассказы о далекой восточной державе. Там же, в распоряжении начальника, остался мальчишка Бахрам, приемный сын китайца, побратим маленькой царевны. Этому даже еще не подростку, с его конем Бахтияром, цены нет – он и гонец, он и разведчик, и первый задира.

Cuman1.jpg
На картинке - она уже была в этой записи – седобородый князь и есть славный Бейбарс. Рядом, с копьем, наш старый знакомый китайский поэт полководец Се.
Между ними во втором ряду персианин Новзер.
Могучий Шухай слева от султана (султан, князь, вождь – это все он же).
Индийский гость закрывает лицо забралом в виде маски.
В полумаске, с расписным щитом, в зеленых сапожках – осетин Батрадз.
Бахрам-Куралай не заслужил еще места на групповом фото, стоящие по сторонам девушки – дочь и наложница султана, за ними верхом его нукеры.