March 23rd, 2015

china

Лычко в строчку

бегство вестготов.jpg

В субботу слушали очаровательную старушку Басовскую (историческая программа "Все так" на Эхе) про Эрманариха, или Германариха, он же Йормунрекк в Саге о Волсунгах, вождь остготов. Правил он - или жил - чуть не сто лет, и так понравился римлянам, что они его описали прямо-таки идеальным монархом, правда через 300 лет (Марцелин). Наверно, по сравнению с гуннами, которые были жестокие, грязные, ели сырое мясо и одевались в плащи из мышиных шкурок, которые сшивали их терпеливые жены. Ловили, наверно, послушные дети. Эта дикость так огорчила доброго Эрманариха, что он покончил с собой. По другой версии - женился. Но жена оказалась шалуньей, он её казнил с особой жестокостью, какие-то родичи приехали мстить, но не убили, а только ранили, и он самоубился, чтобы долго не мучиться.
По другой версии, все эти неприятности произошли с Одоакром и несколько позже. Это его жену звали Сунильдой - Сванильда, Сванхильд в совершенно неубедительном довеске к Саге о Волсунгах. Вот и призадумаешься, право: история смерти Аттилы в объятиях белокурой германки, которая собственно и есть всё, что интересовало потомков в судьбе этого грозного воителя - не есть ли традиционное общее место? Если вспомнить, что и король Артур погиб из-за жены, и королевство его исчезло с концами, как и держава Аттилы, да и про смерть Чингиз-хана ходит легенда про какую-то девушку с отравленными зубами, которую ему подсунули, чтоб она его закусала насмерть...
Может быть, главное убеждение биографов: Женщина - враг человека проходит красной нитью через века, параллельно с историей про конунга, который зачем-то на череп коня наступил, а потом другой конунг тоже наступил, а потом...
Словом, когда на горизонте моего романа появится гунный царь Аттила и вмешается, так или иначе, в судьбу юных героев, или они в его, белокурая германка с отравленными зубами не будет иметь места.