February 24th, 2015

china

(no subject)

Псалтирь - потрясающая книга. Кое что в ней, конечно, коробит. Например, о награде праведнику: он омочит стопы свои, и псы его языки свои в крови врага своего. Или о наказании нечестивому тирану и узурпатору: дети его будут просить под окнами, и не будет подающего.
Нет! Никакому врагу не желаю! Но если эта женщина умрет от голода, наши дети будут голодать. Оставьте нам Надежду!
bearberry granny

ЛЫТДЫБР

21 02 15 (6).JPG

Не знаю как у вас, а у нас в Метрогородке апрель. Снегу нам за зиму так и недодали, и последний тает. А чтобы мы не сбежали, нас всесторонне ограждают:

21 02 15 (5).JPG

Всё сбиваемся со счёта, сколько линий оград надо преодолеть, чтобы из магазина "Дикси" попасть в магазин "Авоська".
Или может чтоб под трамвай не бросались? Вроде никто не собирается....
china

ТРИ ТЫСЯЧИ ЛЕТ - ВОЙНА


Наш отряд прошёл быстрым маршем по речным долинам и через перевал в долину Таласа. Оттуда, как круги на воде, расходятся волны миграций, нашествий, набегов — туда же стекаются отчаянные недобитки, готовые принять участие в любом мероприятии. И отчаявшиеся беженцы самой разной национальной принадлежности. Котёл кипит, жить в нём — дорого, а продать жизнь — ломаный грош. Сведения поступают самые разнообразные, сенсационные и недостоверные. Страшно возбуждающие.

Чтобы в самом общем плане представить, что происходило в Великой Степи практически всегда до последнего времени, стоит ознакомиться с романом Ильяса Ессенберлина «Кочевники». В нем изображены события в казахской степи с XV по середину XIX века: формирование казахского народа, сложные взаимоотношения с Джунгарией, Китаем, Хивой, Бухарой, Российской империей. Талантливо изображены.
Пожалуй, лучше даже Семенов-Тяньшанский, «Путешествие в Тянь-шань в 1856-57 году». Ессенберлин пишет о своем народе, а Семенов — о том, что видел сам и в чем участвовал.

Но прежде стоит рассказать про самого Ессенберлина.
Collapse )

В общем всё и так понятно. На обширном пространстве без внятных разграничителей выживают по мере сил семьи, роды и племена. Слабые слабеют, сильные сильнеют. Объединяются в недолговечные союзы. Соблюдают по возможности обычное право, но грех да беда на кого не живут... оглядываются с опаской и завистью на могучие стационарные государства к югу от Степи. Отбиваются от них, откупаются от них, вступают в вассальные отношения, выдираются из подданства с кровью и мясом. А глаза жадно горят при рассказах о тамошних коврах и шелках, породистых конях и красавицах. И вот, собравшись с силами, берут, и разоряют, и стирают с лица земли столицу роскоши и разврата. Надо только, чтобы появился харизматичный лидер. Манас такой, очень Великодушный.