February 15th, 2015

china

СЛАВА ДНЕЙ МИНУВШИХ


Второй кондотьер в нашей команде — алан. С ним гораздо интереснее в смысле материала. Источник, помимо яндекса, нартские сказания, совершенно живой эпос осетинского народа. Избранное. Есть ещё книга «Нарт Сасрыква и сто его братьев», т.е. у меня она была, а теперь нет, так что обойдемся первой. В ней Сасрыкву зовут Сослан, братьев у него нет, есть папа и мама, Урызмаг и Шатана, но они ему не папа и мама, он родился в камне.
Видимо, чем эпос нелепее и бредовее, тем он подлинней. Крутой замес мифологии, преданий о предках и заимствованных у соседей интересных сюжетов. То, что логично и рационально — дружинные песни, вроде наших трёх богатырей. До недавних пор я считала «Нартские сказания» чемпионом по этой части, пока не прочла эстонский «Калевипоэг». Но и Нарты вполне поспорят с «Алисой», а то и Кафкой.

Некогда аланы (алханы, потомки массагетов, скифский ираноязычный народ) кочевали от как минимум от Арала до Урала и были известны соседям.
«Почти все аланы, — пишет римский историк IV века Аммиан, Марцеллин, — высоки ростом и красивы… Они страшны сдержанно-грозным взглядом своих глаз, очень подвижны вследствие легкости вооружения… У них считается счастливым тот, кто испускает дух в сражении».

Примерно так же высказывались о них генералы Российской Империи. Грозные их глаза были серыми или голубыми, волосы каштановыми. Так и выглядит наш новый герой. Зовут его Батрадз, как одного из героев эпоса. Он молод. Его славная семья входит в коалицию «Белых гуннов», сложившуюся на реке Эфталь из обломков «игрою счастия обиженных родов», кидаритов (наследников погибшего Кушанского царства), тюрков, уйгуров и финно-угорских племён.

К этому времени большая часть аланов ушла на запад, на Кавказ, на Дунай, где градус войны был ещё выше. Идеальных воинов охотно принимали в любое боевое подразделение, и вскоре их можно было увидеть во Франции, в Испании, даже Африке (с вандалами). Там они и растворились среди соратников и союзников, но грядущее массовое увлечение сканированием ДНК вскоре обнаружит их следы в родословных многих европейцев.