December 20th, 2014

china

Город мечты

РЕКЛАМНОЕ

В Пущино есть «Музей экологии и краеведения», основанный Институтом почвоведения и фотосинтеза АН СССР в 1989 году к 125-летию со дня рождения великого русского ученого Владимира Ивановича Вернадского. Первыми экспонатами в нем были биологические объекты – растительные образцы, почвенные монолиты.
Производит он печальное впечатление. Кажется, самые ценные фонды находятся «в помещении Гражданской обороны Института» (в бомбоубежище т.е.), где музей находился первоначально.

IMG_1055.jpg

ПОЧВЕННОЕ
- Он помешался...
- На какой почве?
- Да всё на нашей, на... (кажется, из Гамлета).

Докучаев.jpg

Докучаев помешался именно на нашей почве.
«В 1883 году вышло сочинение Докучаева «Русский чернозём»... В нём было предложено определение почвы как особого природного минерально-органического образования... Те или иные почвы являются результатом совокупного действия следующих агентов: живого мира, материнской породы, климата, рельефа и времени».
«Био-косное», т.е. «мёртво-живое» тело – вот что такое, по Докучаеву, почва. Почему-то ни один из учёных мужей, ступавших как-никак по земле, об этом не догадался. Почву изучали минералоги с одной стороны и агрономы с другой. А её, матушку, составляют глина, песок, вода (и пр. минералы), а также живые существа, начиная с бактерий, грибов, микроскопических клещей и кончая... даже трудно сказать кем. Черви само собой, личинки там всякие, медведки. Землеройки, кроты (хомячки) – без них не та была бы почва, не та! А крупные копытные – они её удобряют при жизни навозом, после – останками.

Когда приходило время «За учИтелей своих заздравный кубок поднимать», Докучаев поднимал его за Менделеева. А ученик его, Вернадский, ещё и тосты произносил:
«по складу своего ума Докучаев был одарен совершенно исключительной пластичностью воображения; по немногим деталям пейзажа он схватывал и рисовал целое в необычайно блестящей и ясной форме. Каждый, кто имел случай начинать свои наблюдения в поле под его руководством, несомненно, испытывал то же самое чувство удивления, какое помню и я, когда под его объяснениями мертвый и молчаливый рельеф вдруг оживлялся и давал многочисленные и ясные указания на генезис и на характер геологических процессов, совершающихся в скрытых его глубинах»

И ставил его в ряд с Фарадеем, Дарвином и другими, кто обладал даром посмотреть на то, что видели все, и вдруг понять, что это значит совсем другое. Учение Вернадского о Биосфере уходит корнями в – вот как раз в учение Докучаева.

А нас в школе вот именно доставали (чтобы не каламбурить) великими открытиями наших учёных, и Докучаев стоял рядом с Мичуриным и Лысенко. С ними он и отправился в корзину. Увы. Хотя Мичурин тоже не прост, экстрасенс, гипнотизёр, часовщик, и что у него получалось с деревьями...