December 2nd, 2014

china

ВЕЛИКИЕ КНИГИ

Иоасаф.jpg
Сегодня, 2 декабря, Православная церковь празднует память индийского царевича Иоасафа и мудрого наставника Варлаама. Мы с ними познакомились в грузинской, видимо первичной, версии легенды – «Мудрость Балавара». Как известно, легенда приспособила одно из житий Будды, уже само по себе сказочное, для христианской паствы. Предположительно сформировалось предание в III –IV вв нашей эры. Будда жил в V веке до. Но почему бы сюжет о единственном любимом сыне, наследнике царства, уходящем в аскезу, не мог повторяться время от времени, особенно в такой духовно озабоченной стране, как Индия?

Вообще-то страны Индии тогда не существовало, были небольшие княжества, враждовавшие друг с другом, у местных князей не было возможности построить для любимого (единственного) сына город с алмазными воротами и яркою стеной, жили они в усадьбах из дерева и самана, но самомнения это им не убавляло. Таким князем был отец Гаутамы, такой же сынок, желающий странного, мог огорчить и другого папашу – в I, II, III, IV, V веке, например в интересующий нас период (середина V века).
Кто знает, наши герои, которые сейчас бегут из Китая, могут оказаться замешаны в подобной истории. Как и Сунь Укун, и Сюаньцзан вполне исторический, они забредут в Индию.

книга 33 1.jpg
Даже в этой принципиально веротерпимой стране тогда могли бушевать религиозные страсти. По пыльным тропинкам бродили прозелиты – зороастрийцы, митраисты, манихеи, несториане, иудеи. Вот например Авенир, отец Иоасафа, был свирепым гонителем всяких аскетов, дервишей и факиров, как говорили в XIX веке. Но не уберег сынка, а потом и сам обратился. Похожий эпизод есть в Сурсагаре, только там папа был ракшас, а сын (тоже ракшас) подался в кришнаиты. Поищу этот текст поближе к делу. Пока мои китайские полководцы и народные богатыри с семьями и конями, вместе с караваном согдийских купцов, либо находятся в Гульче, либо уже добрались в Ош.

Вот оно, чудесное духовное сказание о царевиче Осафии:


ИОАСАФ-ЦАРЕВИЧ И ПУСТЫНЯ

Во дальнеей во долине
Стояла прекрасная пустыня.
Ко той же ко пустыне приходит
Молодой царевич Осафий:
«Прекрасная ты, пустыня,
Любимая моя мати!
Прими меня, мать-пустыня,
От юности прелестныя,
От своего вольного царства,
От своей белой каменной палаты,
От своей казны золотыя!
Научи ты меня, мать-пустыня,
Волю Божию творити!
Да избави меня, мать-пустыня,
От злыя муки от превечной!
Приведи ты меня, мать-пустыня,
В небесное царство!»

Collapse )