November 18th, 2014

conic

театр абсурда

Ну вот. Лошадка тут потому, что в испанской драме XVII века хорошим тоном считалось восторженное описание коня. И ведь надо было каждый раз свой вариант загнуть!

Там кто-то мчится на коне чудесном!
Простите, принц, но этого коня
Хочу я вам представить описанье.
Легко его принять за карту мира:
Земля есть тело бурного коня,
Огонь - душа, которая в груди
Его; белеющая пена - море,
А воздух есть дыхание его.
Все элементы в нем соединились,
И в нем, как в хаосе, слилися вместе
Огонь и воздух, море и земля -
Его душа, дыханье, пена, тело.
По яблокам, пестреющим на шерсти,
Его удобно шпорой ударять.
Не скачет он, как ветер, он летит,
И, кажется, в воинственном наряде
Красавицу подвозит он сюда.
(Конь – образ мира, как в иных мифологиях).

Красавица, конечно, москвичка Росаура.
Collapse )
И Сихизмондо обращается к зрителям:

Теперь за все ошибки наши
У вас мы просим извиненья:
Сердцам великодушным вашим
Приятно ближнего простить!

Словом, в стихах-то оно гораздо красивей.