November 16th, 2014

britain

ЛЕС БРОСЕЛИАНД

Мерлин проснулся глубокой ночью, зажег светильничек и достал восковые дощечки. Письмо, которое он собирался написать, требовало серьезной работы над стилем, не допуская импровизации. Концепция сложилась у него целиком и сразу. Последний римлянин, мудрый дипломат и опытный воин, мог бы обратить внимание на Остров Свободы – Британию; восстановить в ней власть Рима с помощью последних носителей цивилизации, как например молодой король Артур; сплотить все здоровые силы, отбить поползновения дремучих варваров из-за Адрианова и Траянова вала; провозгласить себя императором, почему бы нет? Нынешний маменькин сынок, Валентиниан… впрочем, это в скобках. Высадиться в Бретани, объединить вождей ещё не совсем покоренных галлов, и уже отсель грозить… Мерлин не упоминает гуннов, потому что официально они союзники и опора Аэция против вандалов и лангобардов и прочих, имя коим легион.

Письмо должно быть написано на латыни, но вопрос, на какой? Сам он преподает ученикам рафинированную классическую, Горация и Вергилия. На каком варианте солдатской латыни общается с подчиненными полководец, рождённый в низовьях Дуная, воспитанный матерью-римлянкой, учившийся в Риме, в юные годы гостивший у готов и гуннов как знатный заложник, женатый на готке? На какой латыни отдает приказы офицерам, на какой пишут его секретари? Не показать, что считаешь за солдафона, не унизить высокой образованностью? А ведь ещё намеки, тоном, тоном… Смиренно подпустить провинциализма – сочтет за ничтожество. Да, и придется подписать: «Мерлин, сын Амвросия». А то и читать не станут.

В это время Ллеу, Лионель, сын Артура, сладко спит под овчиной рядом с единокровным братом Мордредом (не зная, что они братья). И снится ему невыразимо прекрасная страна, деревья, усыпанные цветами, плодами и поющими птицами, проносятся всадники на лёгких, как олени, конях, на скаку, изогнув гибкий стан, без промаха поражают стрелой львов, тигров и леопардов. Среди них на самом красивом и быстром коне видит он странное существо очень маленького роста, и внезапно понимает, что это – ребенок. Он взволнован во сне, потому что детей он никогда не видел, разве что помнит, как они с Мордредом, младшие в клане, были маленькими. Странно одетое дитя удивляет ловкостью и сноровкой в обращении с конем и оружием. Вдруг оно оборачивается к нему, он видит узкие черные глаза на смуглом и круглом личике, крошечный алый ротик, и понимает, что это – девочка. И просыпается от сердцебиения.

Светает. Мерлин достает письменный прибор и тонкую стопку драгоценных листков пергамента. Берет верхний, а под ним неожиданно оказывается смешная картинка…

китайская принцесса.jpg