November 15th, 2014

britain

ЛЕС БРОСЕЛИАНД

10.jpg
Мерлин спит. Спит вторые сутки. Его нервная система разбирается, вне контроля сознания, с колоссальным массивом впечатлений последнего времени – или безвременья? – но порожденные этой работой фантомы, вкупе с постэффектами сдвига по фазе, генерируют на границе Броселианда очень странную нереальность. Про диковинных зверей и птиц в чащах и зарослях небывалых растений уже сказано. Теперь эти чащи разрастаются вглубь и вширь, мнимо, разумеется, из них доносятся голоса и звон оружия, в просветах мелькают фигуры всадников, облачённых в доспехи, каких никто и никогда не будет носить, потому что незачем. Тому, кто вглядывается в просветы между дерев, являются пышные замки или хороводы поющих дев, а иногда из висящих ветвей выглядывают сатиры… словом, возьмите «Смерть Артура» Мэлори с иллюстрациями Обри Бердслея. Бедный мальчик, сам текст книги показался ему, наверно, слишком простодушным и даже простонародным, и он поддался эманациям туберкулёзного жара…

Вообще-то этих фантомов малое племя охотников и скотоводов особенно и не замечает, но всех почему-то охватывает лёгкое и беспричинное веселье. То здесь, то там начинают петь. А чаще просят спеть Амирана, и он поёт им песни далёкой родины, иногда смаргивая слезу. Он закончил парфянский (сарматский) лук и объясняет его назначение, напоминая, что этим приёмом – стрельбой назад на полном галопе – можно только, если родиться в соответствующей среде, учиться лет с трёх, иметь специально выезженного коня, желательно собственной выездки, и специальное седло с укороченными железными стременами. Мальчики внутренне обещают себе непременно попробовать. Попутно грузинский витязь рассказывает всё новые истории о персидских или арабских царевичах, отправлявшихся завоёвывать могущественные державы, сокрушать злобных великанов и разыскивать суженых, чьи портреты видели вытканными на парче, нарисованными на стене – или проще, во сне. Воин предчувствует, что скоро расстанется с лесными мальчишками. Потому что Мерлин скоро проснётся и уговорит его отправиться к Аэцию, и вручит письмо для великого полководца.