October 3rd, 2014

britain

ЛЕС БРОСЕЛИАНД

align=left hspace=20 Последние дни Мерлина нередко видят прогуливающимся как бы в одиночестве – на самом деле рядом с ним, прихрамывая, идёт крупная дикая гусыня. Они подолгу беседуют. Встреча пробудила в душе мудреца воспоминания о юности – не о своей, конечно, хотя и его юность подробно описана в романах Мэри Стюарт «Полые холмы» и «Хрустальный грот». Впрочем, это просто красивые домыслы: не тогда и не так проходили юные годы волшебника и провидца. Нет, он вспоминает детские годы будущего короля, тогда приемыша в семье сэра Эктора Окраинного, сверстника хозяйского сына Кея. Некие могущественные силы командировали Мерлина в то место и время, чтобы сделать его воспитателем (заодно испытателем) озорного подростка с великой жизненной задачей… Ах, какой чудесный кабинет оборудовал себе Мерлин в глухом лесу, в ожидании, когда эта самая задача нагрянет! Сейчас, он чувствовал, его приключение ещё более грандиозно. Но заниматься устройством рабочего места не стал. Не до чистой науки ему было.

Лио-лайок вспоминает повадки своего молодого приятеля, гуся Арта. Ещё немного, и они составили бы семейную пару… хорошо, что Мерлин как раз вовремя выдернул питомца из стаи и вернул в человеческий образ и в замок на Окраине, для новых приключений и испытаний. А то Лио-лайок осталась бы вдовой на всю жизнь. Ну, а поскольку гнездо было готово, и воздыхателей хоть пруд пруди, она вступила в брак и жила с мужем долго и счастливо. Он был адмиралом их семейного клана, при свете дня и в беззвёздные ночи ни разу не потерял маршрут. Три года назад, увы, его подстрелил лопарь, подкравшийся к гнездовью в шапке из оленьей шкуры с ушами и рогами…

Умница-гусыня много может рассказать чародею о жизни в Логрисе. Конечно, они сторонятся мест скопления людей; но скворцы, пустельги, сороки, галки и вороны, совы и сычи, которых так и тянет к человечьему жилью, любят похвастать осведомленностью о делах человеческой породы. Иногда это очень полезно. Например, к соколиной охоте начинают готовиться накануне: определённые слуги выводят и пробуют определённых коней, вытаскивают и развешивают на жердях особые кафтаны, отряды загонщиков направляются в гущу леса, к берегам водоёмов. Умные примут меры, глупые погибнут, оставив меньше потомства.
Особенно ненавистны водоплавающим два любимых королевских чеглика, Балин и Балан, названные в честь братьев, погибших в самом начале романа Мэлори. Архаичные такие были персонажи, дорыцарской эпохи. Вот и соколики эти – прирожденные убийцы, другого слова не скажешь.