June 10th, 2014

china

ФЛЕЙТА КИТАЯ

верблюды.jpg
Пора, пора нашим странникам паковать тюки, готовиться к тяжкому и опасному переходу через перевал Терек. Самое время. Только летом он и проходим (с трудом). «В мае-июне возможны сходы лавин». Вот в июле и тронемся. К сожалению, те путевые дневники, которые мне попались, описывают переход со стороны Киргизии, через «ворота Дар-Базар» в долину реки Туюк-су, а дальше – вперед и выше. А нам наоборот туда.
Наши герои усердно занимаются торговлей, обменом товаров и даже, представьте, фьючерсными сделками: берут некие ценности в долг, чтобы продать их с прибылью в Туркестане или обменять на некие другие товары, которые отправятся во благовремении в Кучу (Кашгар), и тут уже произойдёт расчёт или скорее продолжится цепочка обменов. Не знаю, где и когда изобрели вексель, но похоже что здесь. В каком-то историческом романе читала про богатейшего ростовщика, который странствовал по дорогам Востока (и без дорог) на облезлом ишаке, в драном засаленном халате и в немыслимых стоптанных сапогах. Добравшись в нужное место, он снимал сапоги и спарывал заплаты. На вутренней стороне клочков кожи различались подписи и печати самых разных знаковых систем. Это были векселя на известнейшие торговые дома.
Нашим-то нечего рядиться в нищих, они идут во множестве и вооруженные. Одинокие путники ждут выхода каравана, чтобы воспользоваться их защитой. Вот лет через 200 так же пойдёт Сюань-цзан, тем же путём. Впрочем, не исключено, что какой-нб частник с одним вьюком на тощем верблюде – тайный миллионер. А туповатый погонщик - агент разбойничьей банды.
Солидные люди задолго начинают подбирать верблюдов, погонщиками и охранниками брать своих служащих.

Коней начали готовить к долгому переходу. Но Песчаный Барс мирно пасётся на самой свежей траве, а ночью отдыхает у коновязи, под присмотром ответственного конюха. Он не знает, что господин отказался от него. Генерал Се ни разу не пришёл поговорить с другом; пусть отвыкнет, долгие проводы – лишние слёзы. Память у лошадей тоже долгая, они когда-то узнали друг друга после многолетней разлуки. Но пусть скучает, пусть ждёт, зато будет жить в довольстве и почёте. Тоже долго.