May 17th, 2014

bearberry granny

(no subject)

Завтра Неделя о самаряныне.
Всегда меня волновала, напоила она его всё-таки или нет? Так хочется представить сложенные ладони, в которые льётся струйка чистой-чистой, холодной-холодной воды. В какой момент диалога? Уместнее всего - с первым вопросом: разве ты не брезгуешь, ты же еврей? Но этот образ упрямо оттесняется другим: правдоискательница, отставив кувшин и уперев руки в боки (или сложив под грудью), требует ответа на свои духовные запросы
у путника с запекшимися от зноя губами. Недаром её пять мужей бросили - как, бывало, задумается о вечном, то молоко убежит, то лепёшки сгорят...