March 10th, 2014

china

ВЕЛИКИЕ КНИГИ

Раз уж так совпало, что в Манасе поминки, и в моем кельтско-китайском романе поминки, надо постараться выжать побольше из этой темы. Тризна в родовом обществе дело серьёзное, не то что там свадьба. На больших похоронах род мог разориться и впасть в ничтожество, а как быть? В эпическом произведении роль погребения и погребальных торжеств особая, и особое место в композиции. Там можно в относительно спокойной обстановке (время стоит и ждёт) вывести героев и дать им себя показать.

Вот скажем Илиада, погребение Патрокла. После дикого, чудовищного разгула смерти – Гомер не успевает перечислять убитых по имени-отчеству, считает на дюжины – вдруг церемониальный порядок, учтивые жесты, стройные ряды вместо бегущих толп, строгие слова. Посмотрите на Ахиллеса - царь и жрец (ну там двенадцать пленных зарезал, нехорошо, Гомер осуждает), величаво распоряжается, назначает игры, выставляет призы, все ждут очереди выступить в соревнованиях, (как описаны скачки, какие кони, какие советы даёт Нестор Автомедону: кони-то у нас тяжеловаты, так ты уменьем бери), тут уже и смешные ситуации (Диомед шлёпнулся в навоз)... и это в самом конце, когда погибло всё, что могло погибнуть. Остаётся только одна ма-аленькая сцена, никем незамеченная, тайная вечеря, когда Ахиллес и Приам плачут вместе. А для этого и весь огород нагорожен.

Наши отважные культурные гунны, отступающие с боями, стараются соблюсти все обычаи, провожая в последний путь по местам боевой славы своего отца, великого цзюйкюя Мэнсюня. Посмотрим, что из этого выйдет.

А у Манаса на тризне Кокетея начинается мировая война. Странно было бы ей не начаться, если самые различные народы, враги и соперники, почти год объедаются мясом и соревнуются в самых смертельных видах спорта (не считая воспевания узоров на дверной задвижке). Поединок Манаса с Конурбаем плавно переходит в сражение союзных кочевых родов с миллионной армией Китая. Пока что наши побеждают.

Недосуг сейчас посмотреть, наверно же есть кельтское сказание, где похороны переходят в массовое убийство? Нет, быка из Куальнге ели же не на поминках?

А, есть же самые великие из всех литературных поминок – по Финнегану, «Финнеганов уэйк»!
Collapse )
britain

АКТУАЛЬНОЕ

Вспомнилась Илиада, теперь ее просто так не задвинешь. Вот три стихотворения.

Щит Ахилла. А.Кушнер.

Дарит нам виноградники и горы
И громами разорванные тучи
Щит Ахилла, разглядывать который
Никогда человеку не наскучит.

Я открыл потемневшие страницы
Наугад и наткнулся на сиянье.
На тяжелых волов напали львицы,
Пастухи же кричат на расстояньи;

Collapse )

Вот Справедливость - больше моей и твоей,
Честь и Обида - важней сестры и жены.
Встанет Приам, и Ахилл уйдет поскорей -
Возобновлять неизбежное дело войны.

И все такое антивоенное. Аверинцев сказал где-то, что главная цель автора - "исторгать слезы".
У Гомера это отлично получалось. Герои не стеснялись плакать. "Вспомним коней Ахилла, плачущих над телом Патрокла". Кажется, Честертон.
Вспомним заодно "Серого из Махи".