October 21st, 2013

china

ПАМЯТИ КАРИ

Ну вот, прошёл наш маленький симпозиум в музее Пастернака. Начался он довольно интимно, но потом появилась группа слушателей со словами «мы от Фейсбука», и пришлось начинать рассказ хрестоматийно – «родилась в Алма-ате в 1941…» и так далее. Ирина Ерисанова, директор музея, почитала отрывки из воспоминаний Татьяны Зажицкой , нашей общей знакомой. Вот это в частности:

«Как-то в одной частной беседе, в которой было произнесено имя Кари, Давид Самойлович Самойлов (поэта часто посещали в его пярнуском уединении «ходоки» из Таллинна, местные поэты и просто почитатели), так вот, он обмолвился, что поэт – это божий дар плюс судьба. Очень тогда возбудились 22 наши молодые таллиннские поэты, гадая, есть ли у них судьба и примеривая это определение к себе. Сам себе поэт судьбу пишет или она ему предначертана? Кто-то спросил, а кого Давид Самойлович может назвать из тех, чьи стихи он слушал? Самойлов сказал – Кари Унксова.
С ее интеллектом и интуицией она определенно обладала даром предвидения, в том числе и собственной судьбы, которая не сулила ей ни долгой жизни, ни мирских благ. Откуда явилось ей это знание? И осознание того, что уже не уйти с этого пути и никуда не свернуть? Никогда не говорила Кари об этом всуе. Эти «масонские» знаки судьбы разбросаны в ее стихах. Самойлов – искушенный опытный мастер, прозрел этот редкостный дар, лишенный какого-либо поэтического кокетства и позы».

Поговорили немножко про Таллинн, где произошло их знакомство с Кари. Один молодой слушатель, оказалось, из Вильнюса. Поговорили про Вильнюс. С одной слушательницей нашли общих знакомых в эмигрантских кругах.

Потом Ирина читала стихи. Лучше всего она читает с листа, без подготовки, и читала
то, что раньше не видела. Стихотворение из юношеской тетради, о встрече со школьной подругой. Им обеим чуть за 20.
ВСТРЕЧА
Так здравствуй, Жена моя
Перед людьми и перед Богом.
Тургенев


Унижена и брошена на камни
Выплевываю розовую пену
Я тупо пересчитываю зубы
Следя за уходящим сапогом

Collapse )
И другие стихи. Под конец – «Пять улыбок интеллигенции», за которые на неё обиделись все поголовно, считая и меня: «Нет но какие суки ети интеллигенты
Какие звуки доносит еще от собора
Где склад и дрянь и кучи сора.
Но какие суки суки продажные
Послушаешь — слова-то какие важные:
Афродита Пандеймос — в переводе шлюха
Танатос и Эрос. Мистерии духа
Правое-левое полушарие
Ойкумена и гунны славяне и арии
Исчерпанные вдрызг пассионарии
Логос и гнозис. Кшатрии парии
выработка имманентных посредствующих образов как …» и т.д.

И последнее стихотворение:

Мои богини! Что вы? Где вы
Внемлите мой печальный глас
Все те же вы? Другие девы
Сменив, не заменили ль вас?

Кумирня в ночь объята пламенами
Постукивает ботало коровы
По фотографии ползет тревожный червь
Пустая рама выдавит из дома.
Прогулка мне знакома
День за днем
И ночь за ночью вспоминаю лето
Иные дни и арку над тобой
Что живо счас?
Что живо час последний
Что живо в этот распоследний час?
И кажется что дом дождем объятый
На мокрой скатерти наполнит нам стакан
Не видит глаз сквозь пелену капели
Где птицы несмолкающие пели
И где теперь в преддверии апреля
Так каждый наг и так не каждый пьян
Чем возвратить ненужное веселье?
Как возвратить стеклу его стакан!
О дом дождя!
На зыбком океане
Твое подобье нарушеньем стен
Держалось долго как вино в стакане.
Но вот пологий ветер перемен
Еще толкнул челнок его заветный
И он ответил дрожью незаметной
Себя отдав телам волны взамен.

май 1983 Ленинград.
Она погибла 3 (4) июня.

За краткостью времени (всем ещё в Москву!) не поговорили о новых материалах, о Сурсагаре и «Песнях Кришнамурти». Договорились о продолжении через полгода, 3-4 июня 2014 года.

сайт Кари