August 2nd, 2013

china

Театр теней

2 июля. Ильин день. Грозы не было.
Вопрошательница вопрошает, что именно напророчит безумец, который естественно для того и явился. Мы уже давно договорились, что пророчества будут с обеих сторон, но наперекрёст. На Западе вёльва будет предрекать неприятности гуннам, что ей с руки, в Старшей Эдде полно высказываний на эту тему, или у Гальфрида Мерлин что-то несёт про драконов, про Китай, значит. А в Китае, или в Хуннляндии (Хэси) будут откровения насчёт высадки саксов в Британии. Поэтому никто ничего не может понять. Тем более все и всегда пророчат одно и то же: падение великого царства, великого города, нападение саранчи, символической или натуральной. И той и другой стороне отлично подошли бы цитаты из пророка Исайи. Немножко сложно мы придумали, это хорошо в печатной книге, ну раз придумали, надо продолжать. Пока у нас даже события не синхронизированы, так что время пророчеств не наступило. Сейчас на повестке узнавания.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Итак, генерал Се берёт коня под уздцы, а конь вдруг начинает выражать радость и прямо-таки нежность. Масть у коня приметная, вроде как буланый в крапинку, или чубарый по желтому полю. Такой конь уже появлялся в нашем повествовании, но возможно ли…
Генерал Се. Чубарый, ты? Ты пережил буран?
Живешь в почете, в холе, так же резв,
И бывшего хозяина узнал!
(быстро оглаживает коня и возвращается к своим обязанностям).
Ушуань спешилась и подходит приветствовать новую царицу, так сказать, вручную. Все трое оказываются рядом, и в этот миг раздаётся безумный вопль. Странный монах валится на землю в корчах. При этом слева из-за кулис появляется сам Мэнсюнь. (Суматоха на усмотрение режиссера). Желтые монахи, кланяясь и приседая от страха, пытаются уволочь припадочного, но он всех расшвыривает, вскакивает, раскинув руки, и все видят, что это сильный красивый юноша, только совершенно седой. Кто-то из воинов хватается за меч…
Мэнсюнь. Не троньте одержимого! Он сам
Не ведает, что с ним, и некий дух
Быть может, волю Неба возгласит.
Безумец пляшет и воет. Иногда можно различить слова «снег», «ветер», «стрелы», «кровь», «мороз»…
Ушуань (бросается к нему) Брат! Бедный брат! Не узнаешь сестру? (к Мэнсюню)
Взгляните, перед вами, господин,
Последний принц династии Сыма…
(Занавес. Не могу так сразу придумать, кто ещё куда бросится).