July 13th, 2013

china

ВЕЛИКИЕ КНИГИ

О конфуцианстве писать затрудняюсь. Вот выдающийся китаист Маслов утверждает, что это учение гораздо эзотеричнее, чем даосизм; Лаоцзы дескать трепался о непостижимом, вдруг да кто-нибудь что-нибудь поймёт, а Учитель Кун знал, да молчал, во исполнение афоризма того же Лаоцзы: «знающие не говорят, говорящие не знают». А мы вот и не знаем, и не говорим. Вот уж где эзотерика!
Только вот такой случайный факт. В романе «Сон в красном тереме», во второй книге, легкомысленный Бао-юй решает наконец заняться наукой, т.е. изучением конфуцианского канона. Он его конечно знает наизусть лет с 9 (он жутко способный), но надо же проникаться и учить тоже наизусть наслоения толкований (за 2000 лет!)
И вот наставник приказывает ему истолковать текст: «К молодым людям нужно относиться с почтением».
Довольно странно, потому что вроде бы это молодые люди должны стелиться перед каждым, кто чуть старше по возрасту и положению. Это даосы ценили в юности и детстве нераскрытые возможности, перспективу роста, уподобляли юность свежему ростку, а зрелость – матёрому дереву, годному на дрова. Разумеется, толковать следовало в смысле, что «надо учиться, а то не добьешься положения и в старости тебя не будут почитать». Кажется, это единственный раз, когда в «Сне…» упоминают Учение.
И вот ещё довольно странно.
«В черновиках первой главы «Онегина» есть такие загадочные строки:
В тетради № 2369 в левом углу 6-го листа, в черновиках
3-й строфы есть несколько зачеркнутых стихов, которые
читаются так:
Мудрец Китая
Зачеркнуто: Конфуций
Нас учит юность уважать
От заблуждений охранять(?)
Не торопиться осуждать
Она одна дает надежду
Надежду мож...»

Такая вот перекличка.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Лаоцзы, "старый ребёнок"; насмешник Лецзы, "китайский Диоген"; Чжуанцзы, тот, что "бабочкой порхал". Внизу растерянный Конфуций.
Даосами мы с Таней занимались долго и серьезно, у нас даже книжечки изданы, спасибо нашим друзьям Тане и Глебу Бонч-Осмоловским (привет далёкой Австралии), можно их посмотреть. Ещё задолго до книжек мы их изобразили. Бедный Конфуций, они над ним потешаются – если им самим верить.