April 22nd, 2013

china

РЫКОВА НАДЕЖДА ЯНУАРЬЕВНА

Надежда Януарьевна
Надежде Януарьевне я была представлена в доме другой замечательной «дамы былых времён», Марии Николаевны Штединг. Они были близкие подруги, ровесницы, обе южанки, может дружили ещё с гимназии. Мария Николаевна во время войны где-то за Уралом создавала химический институт, в нём потом и работала, и занимала высокий пост, была женой известного геолога (другая фамилия, тоже немецкая и на Ш), к середине 70-х овдовела и вышла на пенсию, охотно принимала у себя в квартире на Кутузовском, и я периодически заезжала к ней поболтать. Мы часами курили и рассказывали всяческие байки, особенно она, чего и кого только она не повидала! Рассказывала и про замечательную «Надю». Как-то дала два машинописных листочка с заголовком «Из Барбье», сообщив под секретом, что «это её собственные стихи».
Collapse )

Думала в этот раз закончить публикацию, но написала многовато, остальные стихи следующий раз, на днях. Ещё хотела добавить пару слов про М.Н.Штединг, как она рассказала, что знала Вавилова, но может потом к слову придётся.
china

РЫКОВА НАДЕЖДА ЯНУАРЬЕВНА

СОЛОВЕЙ-РАЗБОЙНИК

Ему в лесу одной опоры мало, -
На девяти раскинулся дубах.
Он душегуб, лесное злое жало,
Лесной колдун, лесной стоглазый страх.

Смертелен час, когда ни с чем не схожий
Певучий свист доносится из тьмы.
В дубраве той - проезжий и прохожий
Не упасет и жизни, и сумы.

Но змеям, оборотням, душегубам
Давно пора хрипеть и подыхать:
Уже растут по нашим низким срубам,
Уже встают из самых мирных хат

Богатыри, всесильные, как солнце.
Недолго бесноваться Соловью:
Пришли калики, глянули в оконце
И на ноги поставили Илью.

Идет Илья буянить и сражаться.
За ним - народ. Ночная мразь - беги!
Под меч его, к ногам его ложатся
Чудовища, и гады, и враги.

И Соловья в Кремле его зеленом
Достала смерть, - хоть высоко залез.
С нелегким человеческим законом
Мы входим в лес. И нашим станет лес.

Порушены чудовища и гады.
Корчуются разбойные дубы.
А из дубов мы делаем ограды,
Кораблики, палаты и гробы.

Мы заживем за тыном и в палате,
Крутым ладьям вручим судьбу свою,
Чтоб чинно лечь однажды на закате
В добротную последнюю ладью.

Проходит время. Дозревают стройки.
Не жалко нам усталого плеча.
Богатыри на дружеской попойке
Дела свои считают, гогоча.

Потом опять - на недруга, на змея,
На злую силу, злые чудеса.
Опять - дела. И уставать не смея,
За ними - мы, чтоб расчищать леса.
1947

Collapse )
На этой патриотической ноте Надежда Януарьевна закончила свой сборник "Стихи прошедших лет". И я заканчиваю публикацию с любовью и благодарностью ко всем, кто прочёл и откликнулся.