April 6th, 2013

china

ФЛЕЙТА КИТАЯ

Чтобы скорее с этим покончить. Принцесса живёт в семье ближайшего родственника жениха в городе Ланьчжоу. Говорят, он не уступал в роскоши столице Китая Цзянкану. Но в каком смысле? Представить китайскую столицу, дворец императора легко, они вполне традиционны, можно взять описание и план XVI, скажем, века. Императорский дворец за стеной, огромная усадьба со множеством строений строго определённого назначения в определённом месте. Усадьбы вельмож – уменьшенные копии. Строго распланированные жилые кварталы, рынки, дороги, улицы, стена, городские ворота, пристани. За стеной халупы люмпена. Хунны, захватив старый китайский город Ланьчжоу, объявили его столицей своего царства Хэси. Должны были они сохранить какие-то черты китайского города, тем более никакого другого отродясь не видали? (Ну разве когда захватывали другой китайский же). Дворцы вельмож и кварталы ремесленников при завоевании конечно же были разгромлены и сожжены, но на их месте должны были построить точно такие же (китайские же ремесленники). Хуннская верхушка желала перенимать имперскую роскошь. Но юрты? Не могли же кочевники обойтись без юрт. Ну вот недалеко ходить – т.е. конечно далеко, зато недавно – в Казахстане каждый партийный бонза во дворе усадьбы ставил юрту. Рядом стояла чёрная Волга. Кто-то из самых-самых в городском доме поставил в зале – белую! Верх роскоши!
Рассказывали, что столица Монголии, Улан-батор, являет собой единственную длинную пыльную длинную улицу с двумя рядами домов советского стиля. С той и другой стороны юрты, юрты, юрты…
Наверно, в городских усадьбах сподвижников великолепного Мэн Суня тоже стояли юрты, одна парадная, две-три для вооруженной свиты, хозяйственные, коновязь, загон для баранов. Небольшое стойбище. Большое у каждого было севернее, в степи, в родовых угодьях. Там они и жили, собираясь в городе только для особых случаях, таких например как женитьба великолепного шаньюя на дочери императора предпоследней китайской династии. Возможно, они брали с собой только главную жену. У кочевников, при всём их «рыцарственном», как говорит Гумилёв, уважении к женщинам, была полигамия.
Если кто интересуется ещё про юрты…
Collapse )
Так что моя героиня (обещаю придумать ей имя к следующей записи! Ну хоть выдернуть из «Сна…», любой второстепенной служанки!) отогревается после опасных приключений, вспоминая с лёгкой дрожью промозглые комнатушки дворцового гарема, где выросла. Её опекает величественная особа в роскошном шёлковом халате, со свободными движениями наездницы и лучницы. Пусть погостит пока.