March 19th, 2013

china

ФЛЕЙТА КИТАЯ


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Не хочется вспоминать о разгромленном караване… Можете быть уверены, что едва прекратился ослепляющий снегопад, даже раньше рассвета, там, где «лежал живой на мертвом и мертвый на живом», появились сотни стервятников, в прямом и переносном смысле. Совершенно безлюдная местность только казалось пустой; за караваном и бандами следили зоркие испуганные глаза пастухов, охотников, собирателей, скрытно ютившихся в самых узких ущельицах, в самых жалких рощицах. Теперь им выпала неслыханная удача. Они спешили урвать что можно, пока не прибыли настоящие силы. Раненых добивали, и людей и коней, мертвых раздевали, тюки с драгоценными тканями волокли в укрытия, колесницы доламывали ради драгоценного дерева… словом, «опустим занавес жалости над концом этой сцены». И все-таки погибли не все! Ещё ночью из-под груды трупов выбрался живой и невредимый царевич, сопровождавший невесту в качестве ближайшего родственника, юный эстет Сыма (ну пусть будет Бао-юй, к черту, ни одного имени не могу придумать!). Он куда-то отполз, где-то отлежался, а когда солнышко пригрело, очнулся – безумным и совершенно седым. Он будет бродить в этих местах, прослывет местным духом, его будут бояться, почитать и подкладывать кашу и лепешки у ручьев. Он нам еще пригодится.
Конь, Песчаный Барс, изнемогший и оставленный в горах, тоже выжил. Он встал и поплёлся куда глаза глядят. Двое всадников из небольшой местной шайки, спешивших на грабёж, увидели его и хотели снять дорогую сбрую, но, оценив стати, признали неплохой добычей и отвели в стан. Он восстановит силы и станет местной легендой.