March 18th, 2013

china

РЫКОВА НАДЕЖДА ЯНУАРЬЕВНА

Вот ещё её стихи. Всё порываюсь рассказать то немногое, что могу о ней рассказать. Но хочется сначала стихи.

НАЧАЛО
I
УТРО

Солнце бьет по струнам волос, которыми ветер хлещет назад,
И ровно, ровно, ровно колотится сердце горы.
И смирно ляжет земля, потому что врываются в дикий сад
Охмелевшие первой кровью топоры.

Ведь земле по-другому тепло — вечером и на рассвете:
То раздувают костер человечьи бесшерстные дети,
А издали видят — и больно, чуют — и страшно, и лезут
под матерей -
Золотоглазые дети зверей.
1925

II
ПЛАЧ

Он сильный был, медведей бил! Горе, горе, горе, он видел свет,
Он ветром дышал!.. А меня звали Добрый Совет,
Звали меня Отдых и Наслажденье в ночи...
Он лесу кричал: Дорогу! Приказывал небу: Молчи!

Я подавала ему копье.
Сердце мое, горе! Чрево мое!
Был он сильный мужчина.
Был он — мое торжество, стал он — моя кручина.

Хватит у нас женщин, довольно мужчин.
Я совсем перестану дышать, я с ночными глазами, прямая,
прямая, холодная лягу,
Чтоб ни один ко мне не сделал ни шагу,
Чтобы шеи моей не согнул ни один!
1925

Collapse )

Как я её всегда жалела, южанку, мне самой не хватает тут степи, солнца, чтобы прожигало и плавило. А она последние годы не могла даже в Коктебель съездить, согреться на гнилую питерскую зиму.