February 8th, 2013

china

Под знаком ветра и потока

"Бежин Леонид Евгеньевич. Под знаком «ветра и потока». Образ жизни художника в Китае 3-6 вв. М., Наука. 1982. 221 стр. 10000 экз.
Но я её подарила одному мальчику. И не жалею. Жалею мальчика".
Из вчерашней записи.
А вот продожение.
Мальчик был Саша Давыдов, из города Бельцы в Молдавии. Очень мало вероятно, что он жив. Году в 65 я нечаянно запустила в журнале «Пионер» игру. Решила заработать немножко на своем хобби – игрушечных домиках. Этот двухэтажный дворец был подарком на день рождения, наверно Кате, громоздкий, зато оригинальный. Мама сделала фигурок-куколок из проволоки и лоскутков.

пионер 6

пионер 5

Вряд ли Катя особенно там играла, но я написала, что играет, сюжет сочинила, редактор, Иная Бабёнышева, его отлитературила, и номер вышел. И посыпались письма. Видимо, мы с журналом ткнули в больное место. До Толкина было ещё ой-ой сколько, так что мы создали метод ранней диагностики мальчиков, желающих странного. Да, писали всё больше мальчики. Одно письмо мне дали – адресованное Кате. Она ответила. Завязалась переписка. Саша присылал свои исторические хроники. У него в шкафчике, где он оборудовал своё королевство, проходили века, менялись династии – совсем как у меня тут, в Китае. Однажды прислал посольство – коробку с пластилиновыми человечками в доспехах из фольги. Кажется, он доигрался до того, что еле кончил школу. Да если бы и хорошо кончил, куда поступишь из города Бельцы? У него был ещё один корреспондент в ленинградской области. Тот мальчик покончил с собой. А Саша попал в армию. Кажется, он к нам заезжал как-то. В армии он окончательно стал наркоманом, а может и без армии стал бы, в провинции-то. «Ведёшь девушку на дискотеку, сделай ей укольчик». Дома примкнул к местным хиппи, рассказывал потом, как они ходили осенью за маком по деревням, милиция их ловила и била, местная урла била, не за мак, а за волосы. Мать упрятала его в наркодиспансер, а туда, по его словам, всё, что нужно, передавали через окна первого этажа. Из дому он сбежал в Питер, кажется куда-то поступил, устроился работать электриком или слесарем, мечтая стать рокером. Случайно у меня были пара экземпляров знакомых, из свиты Кари Унксовой. Я их заочно познакомила, но ни он, ни они заметными фигурами не стали.
Году в 80-82, летом, Катя наверно была в экспедиции, открываю дверь на звонок, стоит высокий молодой человек. «Помните? Я Саша Давыдов». Вижу, правая рука у него забинтована, и как-то пальцев на ней маловато. Меня повело, и он меня этой самой рукой под локоток. Провинциалы, они ещё немножко рыцарственные (тогда были).
Пальцы ему отрезало циркуляркой, он дома на каникулах подрабатывал, прежде чем отправиться в поход за маком. «Вижу, - говорит, - пальцы мои полетели… ну, думаю, отыгрался на гитаре…»
В Москве ему делали сложные операции, восстанавливали пальцы. Это заняло месяца два, он часто приезжал, мы ходили в лес и болтали, всё больше он. Удивительные болтуны мужчины! Про эзотерику тоже. Когда он уезжал домой, я и дала ему Бежина. Что мы больше не встречались, это точно; кажется, больше про него и не слышали.