gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Category:

СЛАВА ДНЕЙ МИНУВШИХ

В те лихие 60-е, когда слегка приблатненная богема занималась богоискательством в пивной «Яма» - зимой, а летом под звёздами Памира на Гармском полигоне, а некоторые эстетки читали Махабхарату, а узбек на базаре охотно соглашался, что Бог один, как раз узбеки сохраняли свои традиционные скрепы без особого напряжения. Мальчикам делали обрезание, мулла участвовал в похоронах и наверно в свадьбах. Намазы совершали только старики; директор Ошского шёлкового комбината (или главный инженер? директор наверно был местный) в поезде рассказывал, как он оборудовал красный уголок для этой цели, а то «захожу в котельную, а там аксакал в углу за трубами на коленях молится». Мы с этим симпатичным человеком в поезде ехали.

Кажется, у таджиков было иначе. Ребята с Гарма, где геофизики мерили, с какой скоростью растёт хребет Петра (на сантиметр в год), дружили естественно с работавшими таджиками, в гостях дома у них бывали, и чувствовали некую атмосферу ожидания: вот когда начнется... Наш спрашивает таджика: вот мы с тобой друзья — когда начнётся, ты что, меня зарежешь? - Нет! Мы же друзья, как можно! Тебя вот он зарежет, а я его друга зарежу!

Может это было скорее этническое, чем идейное? Впрочем, таджики особь статья. Казахи и киргизы даже индифферентней узбеков, кочевое прошлое не позволяло зацикливаться на обрядах.

Поэтому я так огорчилась, когда вчиталась наконец в «Манаса» и обнаружила там свирепый религиозный фанатизм. Не за пастбища и водопои сражаются степные наездники с коварным Китаем, а за



Дальше, если кому интересно про Манаса.
(попробую заменять ключевые слова. Буду писать о конфе...(вы что подумали?)... тах. Интересующую меня конфету назову мус... мус... муслин. Так же буду называть приверженцев этой кофеты.

Итак, воюют с китайскими язычниками-буддистами, которые поклоняются БУРХАНАМ, а верховодят ими жрецы. Злодей-Конурбай без сорока жрецов из дому не выходит. Отчасти понятно: врагами киргизов были буддисты-калмыки. Но ещё более серьёзными, прямо скажем, страшными врагами были муслины-джунгары, уйгуры, их-то Китай и натравливал на степняков, а позже вырезал, но не всех, вот и имеет теперь проблему. Возможно, киргизский эпос шлифовался какое-то время в уйгурской среде, тогда кое-что понятно.

В развитом фольклорном произведений, как всем известно, в какой-то момент второстепенный герой начинает тянуть одеяло на себя и становится главным (Ахиллес, Ланселот, Зигфрид). В «Манасе» это Алмамбет, романтичный, драматичный, поэтичный бесприютный скиталец, примкнувший к киргизским батырам. Его автобиография в том издании вполне тянет на отдельное сказание. Он конечно уйгур.

Один китайский хан, брат самого императора, до старости был бездетен, несмотря на 60 жен. Доброжелатели отловили ему в степи богатырку, амазонку, еле справились, и она наконец родила ему сына. Мальчик себе растёт, со множеством занятных подробностей, это самая сказочная глава, он учится у дракона магии, едет ко двору требовать себе ханство, не получает — уж больно он грозен, в ярости решает убить императора, т. е. императора, но на крыльцо вместо отца выходит царевна Бурулча (хорошее такое китайское имя), любовь до гроба с первого взгляда, но она требует, чтобы он принял истинную веру, а он и не врубается. Едет домой, за ним по пятам вся китайская рать со жрецами и бурханами, тут осада с приступами, головы так и летят, а мама-амазонка и открывает сыну, что он-то на самом деле муслин. Она с ним сражается бок о бок, но ясно: надо уходить. А она его посылает к отцу. Скажи, мол, пусть принимает веру истинную и уходит с нами. А нет, так убей его к чертовой матери, шайтана!

Ах, какая тут сцена! Закоренелый язычник-буддист отказывается с руганью, а сын выходит на негнущихся ногах... не могу. Мамаша, на боевом коне, встречает его у двери, ругает уже совсем по-черному, плёткой хлещет. Что делать! Вернулся, убил... а мама тем временем пала в бою.

Вот и едет сирота на чужбину, служит тому, кто наймёт на богатырскую работу. То его заподозрят в шашнях с женой хозяина, то объявят китайским шпионом. Доехал до Манаса. Там вообще коллизия вышла: жена Манаса Каныкей подарила ему жену и взяла страшную клятву, что он скроет своё китайское происхождение и никогда, ни за что не покажет дорогу в Китай! Умница Каныкей по книгам знала, что там все киргизы погибнут во главе с Манасом. Она девушка грамотная была, её из Бухары взяли.

Что делать, гейс на гейс, полная гибель по всем статьям — но не в этом издании. Тут всё кончается завоеванием Китая и свадьбой Алмамбета и Бурулчи. Сплошной муслин, одним словом.
Tags: Китай, Манас, Средняя Азия, история, картинки, книги, эпос
Subscribe

  • А у нас...

    Мы с Таней гуляли сегодня отдельно, хотя на расстоянии, наверно, не больше 10-12 км друг от друга, если на вертолете или даже по МЦК. Она в…

  • вот такое кино...

    Продолжение рассказа дворника Степана, который оказался подручным белогвардейца — Точно, тянет иногда про это поговорить, — соглашается Степан. —…

  • А у нас...

    Почти с одного места... А это за окном, дома

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments