gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Categories:

СВЯЗЬ ВРЕМЕН


Поговорим о странностях любви...

Вот как, значит, происходили дела в первом великом любовном романе. Встретив избалованную царевну, мать слегка повредилась в уме от восторга. Она решила, что равного ей в природе нет, кроме родного брата Виро, и потому их следует немедленно поженить. Брат, наверно, был почти ровесник, погодок, и юная дева, думаю ей лет 15, увидела как бы себя в зеркале — ну как тут было не влюбиться?
Увы. У зороастрийцев такой брак считался вполне естественным, почетным и даже обязательным. Мы-то считаем авестийскую религию чистой и возвышенной, а там моральным было то, что на наш взгляд мало чем лучше каннибализма. Как сказал нам тогда пастух-узбек: «До Магомет совсем закун не был. Брат сестра е..л». Думаю все же, в доисламский период обычай этот давно отошел в прошлое, скифы и другие иранцы-туранцы были митраисты, вот и в Пенджикенте храм Митры. Наши знакомые согдийцы в такие игры не играют.

Вот и в дошедшем до нас памятнике скифского мировоззрения, в осетинских «Нартских сказаниях» щекотливый факт, что герои-прародители, полубожественные предки Урызмаг и Шатана — брат и сестра, нуждается в оговорках и толкованиях. Все хитрая Шатана, Сатаней-гуаша в другом варианте. Имя у нее тоже звучащее.

Пока праздновали свадьбу, шах-ин-шах потребовал свое законное, клятвенно обещанное. Ну, тут были схватки боевые, увещания законников, сундуки с драгоценными тканями и украшениями — и бедняжку отправили к пожилому Моабаду. Красавица Вис билась и рыдала. В сопровождении воинов, трубачей и барабанщиков, в роскошном паланкине её повезли в Хорасан, в город Морав. Горестный жених Виро раздирал на себе одежды. Царь был на седьмом небе...

Да... жил-был царь, у царя был брат. Ровесник Вис, еще красивее Виро. Ветер откинул занавес паланкина, и... «сердце его словно поразила стрела длиною в целую стадию и он упал с коня, как лист. Огонь любви воспламенил сердце Рамина, сжег мозг и отнял разум. Во мгновение ока страсть захватила его, любовь лишила сердца и души. Она уподобилась дереву, плодом которого было блуждание по полям и безумие».

Вис не желает примириться с судьбой. Кормилица убеждает ее радостно принять свое высочайшее положение, неисчислимые сокровища и славу её мужа. Вис угрожает самоубийством, если не найдется способ хотя бы отсрочить ненавистный миг...

Способ конечно находится. Старые бабы вообще все ведьмы, а кормилица была сильно продвинутая по этой части. Она отлила из меди фигурку Моабада, опутала её железной цепочкой и закопала в сырую землю на берегу реки. На месяц. Царь останется бессильным, пока талисман не достанут и не расплавят. А тогда он сделается пылким, и к нему вернется мужская сила.
И... за день до назначенного срока поднялась из-за моря черная туча и хлынул такой ливень... Можно не продолжать.

Вис наслаждается жизнью и свободой, Рамин проливает крококровавые слезы, взывает к цветущим деревьям и другим явлениям природы, пока не решает обратиться по адресу — к кормилице.

Его жалобы, мольбы, комплименты и увещевания на десяти страницах мелкого шрифта поэтичны, изобретательны, эмоциональны, искренни. Он вспоминает, что она и его воспитывала. Нянька возмущена: что, она должна склонить непорочную царицу к пороку?
Рамин, рыдая, целует и обнимает кормилицу... и соблазняет.
«На кормилицу ласки Рамина подействовали, как целебный бальзам.
Мораль: Получив однажды власть над женщиной, ты можешь надеть на нее недоуздок».

Ведьма отправляется к скучающей Вис и докладывает: «...имя ему Рамин; он ангел на земле и див в бою. Все мужчины и все здешние женщины влюблены в него. Бесстрашные герои воздают ему хвалу, и никто не может победить его на ристалищах. В Иране нет всадника, который бы соперничал с ним красотой. Копьем он может пронзить волос. В Туркистане и Хорасане нет более искусного стрелка. По его повелению птицы на лету лишаются жизни. …»
Вис... подняла голову и так ей ответила:
«Самое ценное сокровище для человека — стыд».
Она развивает далее эту тему, кормилица еще пару раз навещает Рамина, уговаривая потерпеть, и Вис, указывая на окружающих жен царей и вельмож: все они имеют и мужей, и любовников, и почет. И в завершение Вис видит Рамина на пиру...

Дальше автор нанизывает эпизоды, чтобы с предельным изяществом и разнообразием передать чувства любящих в радости и в горе, в разлуке и при свидании, в тревоге и подозрении, в обиде и прощении. Больше всего ему нравится рассказывать, как они тайно встретились и беззаботно пируют день за днем, наслаждаясь и восхищаясь друг другом. Нехорошие они, непорядочные, правда? Кстати, во введении указан единственный аналог в европейской литературе - «Тристан и Изольда».

Пожалуй, оставлю немного на потом.
Tags: Путешествие на Запад, Средняя Азия, книги, эпос
Subscribe

  • Вот такое кино...

    Калмыки с пестрыми значками, буряты с конскими хвостами - все промелькнули перед нами...

  • О ПРЕКРАСНОМ

    И мы там были. Не на выставке Фешина и Бенькова в Музее Русского импрессионизма, а там

  • СВЯЗЬ ВРЕМЕН

    Все, надоели мне эти «Властительницы Евразии» (Р.Ю.Почекаев, И.Н.Почекаева), степные Клеопатры! Еще про одну законспектирую, самую одиозную.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments