gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

ФЛЕЙТА КИТАЯ

Итак, друзья откупорили кувшин традиционного китайского вина, надо думать, рисовой водки – пограничный западный край, где они встретились, славится виноградными винами, так же как непрерывными сражениями. И то и другое столетиями будет эксплуатировать китайская поэзия:

Я забыться хотел бы после битвы такой
И вином насладиться – знаменитым, лянчжоуским…

Победа ханьского «Крылатого генерала» Ли Гуана над племенами сюнну (хунну) во II в. до н.э. будет греть патриотическую душу Ли Бо в VIII в. н.э., как наши - Куликовская битва, до слёз трогать ностальгия несгибаемого посла Су У, сосланного пасти баранов на берега Байкала и посылавшего письма на родину с перелётными гусями.
Верные китайские жёны столетиями будут посылать стёганые куртки бойцу на дальнем пограничье, что сдерживает напор диких гуннов, которых давно уже и облик стёрт, и имя позабыто…

Рвутся к просторам войска Китая, конница варваров ищет бреши,
Вражеской флейты ночное пенье нас отравляет тоской по дому…

Так что можно смело цитировать танских поэтов. Их предшественникам, поколению наших героев, меньше повезло в переводе. И даже пред-предшественникам, великим Семи Мудрецам Бамбуковой Рощи.

В их стиле, в стиле «чистых речей» о «ветре и потоке» хотели бы побеседовать жертвы века, но отказались от этой мысли. Один загрубел среди варваров, другой иссох на государственной службе. Янь и не скрывает, что он агент правительства. Все гадальщики-китайцы в Дуньхуане, Кашгаре и дальше – разведчики. Мало того, они водят дружбу с предсказателями-зороастрийцами и заклинателями-шаманами, и у них по крупице добывают сведения. Как же иначе? У самого Яня – задание: принести скитальцу, фигурально выражаясь, ветку ивы от родного порога, что равноценно пучку степной травы, «что и сухой благоухает». Долг он исполнил; теперь можно спокойно выпить и поговорить. О том, какая нелегкая это работа – родину любить. Обсудить по-китайски, цитируя поэтов и припоминая байки времён древних и новых.

Примеров взаимной любви достаточно в книге Н.Л.Гумилева «Хунну в Китае», историй полководцев, которые «смело входили в чужие столицы, но возвращаться боялись в свои» - в Лоян, Чанань, Нанькоу... Такая же судьба ожидала и сюзерена семьи Се, полководца Лю Юя, но тот находчиво удавил двух последних императоров, прекратил династию Цзинь и основал новую – Сун. У его способного сына Лю Илуна с семьёй нашего героя не сложились отношения, но времена меняются, и благородный муж…

Да, вот что делать благородному мужу в меняющиеся времена? Семь Мудрецов: Цзи Кан, Жуань Цзи (поэт и военачальник, необузданный нравом), Шань Тао, Ван Жун, Лю Лин (бражник), Сян Сю (Сян Цзы-ци) и Жуан Сянь бежали от реальности в Бамбуковую Рощу и предались там созерцанию, серьёзнейшему обсуждению бессмысленных вопросов и пьянству – принципиальному и демонстративному. Были среди них не последние люди в государстве. Воспарения духа порой прерывались репликами:
- Нам бы встать, как один, за царский дом, да отвоевать страну у врага. А мы – словно в плен угодили: сидим и хнычем!

А гениальный Ван Сичжи (каллиграф, поэт, идеолог «ветра и Потока»), взял и пошёл на войну и выиграл сражение.

А Цзи Кан, поэт и философ, музыкант, даос, ушёл от двора, жил своим трудом: расположившись под могучим деревом, ковал железо, а Сян Цзы-ци раздувал ему мехи. Но его не забыли. Придворный недруг обвинил его друга в «непочтении к родителям», и друга казнили, Цзи Кана тоже – за недоносительство. Сотни людей просили помиловать его. На эшафоте он играл на лютне и пел.

Что же делать талантливому человеку? Куда идти, в каком сражаться стане? Или удалиться в лес и там разгадывать темные речения мудрецов? И пусть варвары терзают Поднебесную? Кстати, отважный герой ничем не запятнал себя перед отчизной, он сражался только с её злейшими врагами, табгачами. Так может быть?..

- Сыграйте мне, друг, ту мелодию, которая звучала, когда я пришёл, - просит захмелевший герой. Янь подносит к губам старинный инструмент. В словах старинной песни пограничника – ответ:

Одинок я на этой земле
Дни и ночи мои в седле
Хунну я иль китаец я?
Сирота и скиталец я…

Никак не могу разделаться с этой темой, отправить наконец Гумилева на заслуженный отдых, компанию переправить в благодатную Алайскую долину и заглянуть напоследок в книжку про трилобитов – пора её возвращать, не своя, увы!
Tags: Гумилев Л.Н., Китай, Путешествие на Запад, гунны, история, поэзия, роман, флейта Китая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments