gern_babushka13 (gern_babushka13) wrote,
gern_babushka13
gern_babushka13

Categories:
всадники в пейзаже.jpg
Два всадника рысью летят из ворот…

Гостеприимный хозяин, богатейший согдийский торговец по имени Самех (щедрый), дядя знакомого нам Фируза, приглашает почётного гостя на прогулку. Тот, который с тёмным лицом – генерал Се, это его так нарисовали, он на самом деле гораздо симпатичнее. Они изучают окрестности города и начало пути к горам Тянь-шаня, которые вскоре посольству предстоит преодолеть. Щедрый Самех повествует о том, как был проложен этот путь, ныне называемый Шёлковым.
В незапамятные времена, больше 500 лет назад, в царствование ханьского императора У-ди отважный путешественник Чжан Цянь поведал императору, что в Ферганской долине вельможи Давани разводят прекрасных коней неземного происхождения. На окружающих долину горных хребтах водятся дикие крылатые жеребцы, приручить которых невозможно. Поэтому из многочисленных стад выбирают лучших кобылиц и пускают к подножиям гор. Родившиеся жеребята со стройными сильными ногами и лебедиными шеями быстры и неутомимы в бешеных скачках и длительных переходах - как по равнине, так и по горным кручам.
Лошадиный вопрос был решающим в борьбе могучей Хань с бесстрашными хунну за гегемонию над той обширной областью, где земледельческие городские цивилизации соприкасаются с необозримой степью и населяющими её кочевыми племенами, у которых понятия «войско» и «народ» совпадают. Малочисленные, но доблестные хунну легко разбивали ханьскую кавалерию, а пехоте в степи нечего было делать.
(Мудрый согдиец не забывает, что его собеседник китаец и при этом друг и советник хуннского князя).
Направленная в Фергану китайская миссия имела задачу не только закупить коней для улучшения местного поголовья, но и склонить местные племена усуней, Давань, Согдиану и Бактрию, распространить свое влияние вплоть до Каспийского моря и навсегда запереть хунну в пустыне Гоби. Но некультурные ферганцы подарки взяли, коней не продали, а посольство перебили. У-ди не отступил. Он посылал один корпус за другим. В конце концов длительная осада города Давань привела к компромиссу: выдержав сорокадневную осаду своей столицы, даваньцы согласились поставлять ко двору У-ди 300 племенных лошадей каждый год, но намекнули, что на помощь им подходят союзные кочевники, в крепости есть инженеры из Дацинь (Рим и Греция), умеющие копать колодцы, и что там много съестных припасов.
С тех пор военные походы Поднебесной в Центральную Азию сменились торговлей, к большой взаимной выгоде, а китайские полководцы гарцуют на выносливых аргамаках с лебедиными шеями.

- С тех пор, - продолжает Самех, - небесные крылатые кони больше не спускаются в предгорья Тянь-шаня, но потомство их плодится и размножается. Говорят, лучшие из лучших коней водятся в пустынях у Каспийского моря; но у нас принято считать, что именно в потомстве первых трёх сотен, уведённых в Китай, появляются время от времени «тысячеверстные скакуны». И я счастлив видеть одного из бессмертного племени своими глазами, счастлив, что могу погладить его крутую шею, предложить ему лакомство с ладони. Вы удивлены? Однако я могу пересказать сейчас же родословную вашего бесценного чубарого. Потому что не только в свитках пергамента, но и памяти настоящих любителей хранятся точные промеры статей двадцати жеребцов, которые пересекли живыми и невредимыми перевал Терек и от которых произошли лучшие кони Поднебесной.

Генерал Се давно обдумал свой ответ.
- Мой конь, мой верный Песчаный Барс, стар, - говорит он. – Всё, что я слышал раньше и здесь о переходе через опасные горы, отделяющие Кашгар от Ферганской долины, заставляет меня беспокоиться о преданном моём спутнике. Под силу ли ему будет это препятствие? Теперь, когда я беседую с тем, кто знает цену самым благородным из всех животных, я набираюсь смелости просить вас взять этого ветерана под своё попечение, несмотря на его возраст и немощи, и позволить ему дожить последние годы в покое и довольстве.
Генерал кланяется, сгибаясь к конской гриве.
Почтенный торговец в восторге от успеха своей дипломатии. Он искал подхода, чтобы предложить гостю пару кровных коней, шесть верблюдов и табун кобылиц в обмен на живой раритет; ну что ж, теперь через Фируза он сумеет всучить это стадо. Не терять же лицо.

Чтобы скорее перевести разговор, генерал спрашивает, что знает собеседник о стране Дацинь и видел ли он живых ромеев. – О да, ведь у нас есть отделение в Мараканде, они туда добираются, хотя и не часто, по пути, пройденному Искендером Двурогим. Лицом они похожи… да хоть на меня; но у них бывают голубые глаза и светлые волосы.
- Они сильные воины?
- Когда-то были. Но теперь они проигрывают гуннам.
- Что, если они бы встретились с китайцами?
- Такая встреча была. После смерти У-ди китайская армия продвинулась далеко на Запад. Хунну отступили к реке Талас – о, сколько же это дневных переходов отсюда! – и вступили в союз с Парфией, на месте которой сейчас держава Сасанидов. Парфянский царь прислал союзникам отряд пленных римских воинов. В первый и последний раз ромеи сражались с ханьцами! Ромеи построились сомкнутым строем, закрывшись щитами, они называют это черепахой. Но никакой щит не выдержит тяжелой стрелы китайского арбалета. Все они были убиты. Об этой встрече в тех местах всё ещё поют песни...
Tags: Великие кони, Гумилев Л.Н., Путешествие на Запад, гунны, история, кони, роман
Subscribe

  • про прошлое

    Кажется, я вчера перемудрила, разговаривала на эзоповом языке сама с собой. Мне-то казалось, что весь мир занят дискуссией Путина с Зеленским на темы…

  • про прошлое

    "Бредовые конфабуляции" - так это называлось в старой психиатрии, сейчас может как-то иначе, заковыристей. Это когда человеку отшибло память напрочь,…

  • только детские книги читать

    Первая книга готова, могу прямо сейчас поместить ее на сайт, или для храбрости подожду Катю. Сестра Таня, первый читатель, корректор и критик,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments